ILYA BASYUK

Click here to edit subtitle

Если вы собрались на войну.

Если вам вскоре придется отправляться на войну, то нижеприведенные советы могут оказаться для вас нелишними.

Неважно, идете ли вы добровольцем или вас посылают насильно и этого невозможно избежать, если вы собрались на войну – примите это как реальность. Излишние иллюзии вредят человеку. Таким образом, перед вами стоит задача – выполнить свой долг и вернуться домой по возможности живым и здоровым.

В идеальном варианте у вас есть несколько недель, чтобы подготовиться – во всех смыслах этого слова. Начинайте готовиться с того момента, когда вы узнали о будущей отправке, не теряйте времени.

Напишите завещание. С войны не всегда возвращаются. Позаботьтесь о своей семье, близких, застрахуйте свою жизнь. Как правило в армии это обязательно для всех, но удостоверьтесь в этом лично. Разберитесь со своими гражданскими обязательствами – машине, квартире, имуществе; заплатите долги, алименты и т.д. Успокойте своих близких, будьте для них оптимистом, даже если вы им не являетесь.

Не теряйте бодрости, не паникуйте. Определенное количество страха перед будущим нормально, мы все люди, вашему грядущему противнику тоже страшно.

Сделайте все необходимые прививки. Как правило за это отвечают ваши командиры, но это прежде всего в ваших интересах. В полевых условиях зачастую личный состав болеет всевозможными болезнями, в ваших руках есть возможность уменьшить вероятность заболевания некоторыми из них. Болеть на войне абсолютно невесело. И чревато. Соблюдайте санитарную дисциплину.

Запишите в отдельную книжку все адреса, телефоны, электронные адреса близких и нужных вам людей; возьмите ее с собой и не потеряйте, а особенно важную информацию советую зазубрить. Возьмите с собой конверты (марки), на них можно заранее написать адреса. Будьте готовы к тому, что почта будет идти долго и нерегулярно, некоторые письма потеряются, что от ваших близких вы получите письма позже, чем они от вас. По прибытии на место постарайтесь сразу же выяснить свой собственный адрес и сообщите его нужным людям. Попытайтесь пробиться на Интернет. Попытайтесь найти контакт со связистами или штабными и позвонить домой. Поддерживайте связь с близкими, они волнуются за вас.

Начинайте интенсивно тренироваться. Больше пота – меньше крови. Чем лучше вы подготовлены, тем больше шансов у вас выжить. Программа тренировок зависит от страны, куда вы направляетесь и характера задач, которые будут стоять перед вами. Как правило ваши командиры будут готовить вас, но и от вас лично многое зависит. Улучшайте свою физическую форму всеми способами. Если вы едите в пустыню, начинайте бегать в тяжелой и теплой одежде с бронежилетом поверху, неплохо бегать так же по леснице вверх-вниз. Увеличивайте продолжительность тренировки. Если вам сейчас тяжело, успокойте себя мыслью, что вам будет легче на войне. Не забывайте, что важна выносливость, а не размер мышц. Размер – для красоты, выносливость – для дела. Так же очень рекомендую марш-броски в полной выкладке, учебные тревоги и построения по ночам. Все эти мероприятия закаляют дух военнослужащих и их способность выполнять боевую задачу, а так же повышают вероятность их благополучного возвращения домой.

Будьте профессионалом в том, чем вам предстоит заниматься на войне. Но умение стрелять из различного вида оружия (в том числе и будущего противника), использования гранат, мин, взрывчатки; умения вождения различных видов транспорта, умения оказания первой врачебной и психологической помощи, знание боевых единоборств, умение читать карту и ориентирование на местности и многое, многое другое совершенно необходимы профессиональному военному, отправляющемуся на боевые действия.

Выучите хотя бы несколько фраз из языка потенциального противника. Изучите хотя бы поверхностно историю, культуру, психологию этого народа (народов). Литература так же неплохо отражает национальный характер. Изучайте своего противника.

Если вы направляетесь в страну с прохладным климатом начинайте закаляться. Контрастный душ, обливания могут этому способствовать. Спите в холодной комнате под одной простыней без подушки. Вырабатывайте в себе умение терпеть неблагоприятные условия. Учитесь наслаждаться малым – глотком воды, свежим ветром, сигаретой, беседой. Научитесь как бы смаковать это, цените это.

Спите на жестком и неудобном. Привыкайте спать мало и урывками. Если снаружи плохая погода – обязательно тренируйтесь на улице. Испытания закаляют.

Пытайтесь развивать интуицию. Правда не знаю как.

Укрепляйте духовный стержень. У каждого свое. Вера в Бога, медитация, любовь к женщине или семье, творчество – стихи или ведение дневника могут помочь в укреплении вашей духовной основы. Если у вас сильный дух, то вы пройдете все с честью.

Собирайте всю доступную информацию. На какой срок вы едете (не забывайте, сроки меняются, как правило в сторону увеличения), в составе каких подразделений (единиц), какую будете выполнять задачу, в каком регионе и т.д. и т.п.

Будьте готовы умереть. Это тоже оружие. Все рано или поздно умрут, это плата за жизнь. Как это ни парадоксально, но если вы готовы умереть, то у вас увеличиваются шансы выжить и победить.

Если вы знаете, с кем конкретно вы едете на войну, сойдитесь, подружитесь с этими людьми. В коллективе легче выжить. Поддерживайте коллектив и коллектив поддержит вас. Сделайте так, чтобы вас уважали. Уважайте себя и других. Если нужно поставить себя в коллективе – будьте решительны и жестоки. Но относитесь к товарищам с сердцем. Зачастую важна не буква закона, а дух. Постарайтесь создать из коллектива боеспособную команду. Это непросто. Нужно притираться друг другу, это приходит со временем, если прикладываешь к этому усилия.

О том, что брать с собой....90-95% вещей будут регламентированы вашим начальством. Личные вещи...Хорошие наручные часы, запасные часы, хороший нож, компас, личная аптечка (со средством от поноса, почему-то оно всегда в дефиците), фотографии, которые вам дороги, 2-3 любимые книги, блокнот, ручки, конверты, сигареты (побольше), зажигалки и спички...Деньги...Музыку (СД плэйер).. Ножницы.. (Ногти на руках и ногах стригите покороче, не грызите ногти на руках). Водонепроницаемые мешки, лучше несколько. В таком мешке можно и постирать при необходимости при минимальном расходе воды. Солнцезащитные очки и простые очки – как у мотоциклиста – это спасение во время песчаной бури. По идее их вам должны выдать, но на это не рассчитывайте, рассчитывайте на себя. Не забудьте моток изоленты. Ей можно связывать магазины, приводить в порядок амуницию и многое другое. Моток проволоки и моток шнура – всегда пригодятся. Захватите фотоаппарат, который не жалко потерять. Если когда-нибудь вы сможете распечатать снимки, то вы об этом не пожалеете. Из котрабанды – какой-нибудь сосуд (используй природную смекалку) со спиртом – его и выпить можно, и продезифицировать что-нибудь и обменять на нужные вещи. Наркотики не рекомендую. Не забывайте, что все, что вы возьмете с собой, вы будете как правило таскать на своем горбу.

Уделите усиленное внимание вашему снаряжению! Вам им придется пользоваться много месяцев! Обувь (ходить и бегать придется очень много)! В том числе и резиновые сапоги химической защиты (они должны быть по крайней мере на 2-3 размера больше, чем ваш размер, т.к. одеваются поверх обычных ботинок-берцев). Бронежилет и каска должны быть правильного размера. Если это не так, то ваша служба превратится в сплошное мучение. Не забудьте проверить работу противогаза, зайдите в газовую камеру, поотжимайтесь, попрыгайте там, повертите головой - газы не должны никуда просачиваться – это в ваших интересах. Приведите в порядок вашу сбрую ( LBE, “лифчик”), ничего не должно болтаться или цепляться. Сверните лишние ремни в трубочку и обмотайте изолентой. Если в магазинные карманы магазины заходят с трудом, расширьте или разработайте карманы. Проверьте защелки на карманах. Проверьте пружины во всех магазинах. Рюкзак и вещмешки укладывайте по уму, а не как получится. Часто используемые вещи кладите сверху. Тяжелые, по возможности, снизу. Мягкие – к спине. Лямки не должны резать плечи, добейтесь этого. Не забудьте проконтролировать, проверить все это и многое другое у ваших бойцов тоже.

Дня за 3-4 до отправки перестаньте тренироваться и отдыхайте. Побрейте череп и подмышки – меньше волос – меньше грязи – меньше проблем. Снимите сексуальную нагрузку, скорее всего следущий раз наступит нескоро. Расслабтесь. Уделите много времени сну. Можно употребить алкогольные напитки, в меру. Не паникуйте. Повидайтесь, попрощайтесь с близкими людьми. Не пугайте их и себя. Будьте оптимистом.

Таким образом вы неплохо подготовились к боевым действиям, выполняйте свой долг и возвращайтесь живыми и здоровыми домой.

Все вышеприведенные советы не являются истиной в последней инстанции. Так же я заметил, что все учатся только на своих собственных ошибках. Но если кто-то ошибется чуть меньше и сохранит в результате свою жизнь, то я свою задачу выполнил.

2003-2005

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Если вы решили записаться в U.S. Army.

Если вы решили записаться в U.S. Army (далее буду просто говорить “армия”), то некоторые из нижеприведенных советов могут быть вам полезны.

Прежде всего решите для себя конкретно – нужно ли вам это. Попытаюсь привести доводы “за” и “против”.

Прежде всего, армия – это не для всех. Многие люди чувствуют себя очень некомфортабельно в этой организации. На сегодняшний день в США армия комплектуется исключительно на добровольных началах, призыва не существует; так что, если вы не хотите идти в армию – вас никто не заставит. В армии вы не будете свободными, вы будете подчиняться определенным правилам и уставам. На то время, которое оговорено в контракте, вы не будете принадлежать себе. Вам придется вставать рано и много работать. Курс молодого бойца (Basic Combat Training) очень непрост. Вам придется ходить в военной форме много и часто. Вас могут послать на войну. Там вы можете погибнуть или искалечиться. Вам придется столкнуться с идиотизмом, формализмом и бюрократией. Как правило вы будете часто путешевствовать и менять коллективы, постоянно общаться с незнакомыми людьми различных рас, национальностей и убеждений. Надо будет быть очень терпеливым. Вы будете постоянно следить за своим внешним видом и состояния вашего жилого помещения, придется рано вставать и делать физкультуру. С другой стороны вы станете выглядеть подтянуто, вы будете физически развиты; физически и психически здоровы.

Если у вас есть авантюристическая жилка, если вы любите приключения, если у вас в юности были неприятности с законом, то вполне вероятно, что армия именно то место, которое нужно вам. Гораздо лучше носить военную форму, чем сидеть в тюрьме. Если вам скучна гражданская жизнь, где все уперто в деньги, если вы хотите узнать немного другую систему ценностей, посмотреть, что вы из себя представляете на самом деле, если вы хотите материальной и социальной стабильности, то армия – это для вас. Если вам не безразлична страна, где вы проживаете (США), если вы поддеживаете душой этот строй и хотите защищать США с оружием в руках, если хотите, чтобы ваши близкие спали спокойно, то вы можете пойти в армию. Или же вам просто нечего терять и вы не знаете, что делать со своей никчемной жизнью – то армия даст вам успокоение и смысл, но это будет тяжело и мучительно. Военных как правило уважают. Если вас спросят, чем вы занимаетесь, то если вы скажете – военнослужащий, на вас посмотрят внимательно и уважительно. В армии вы можете обрести новую профессию. Вы сможете много путешевствовать (для многих это плюс, а не минус), посмотреть мир, как живут другие нации и страны. Но иногда придется это делать с оружием в руках. Армия так же помогает в ускоренном получении гражданства. Медицина в армии бесплатна – для вас, супруга/супруги и детей. Образование так же бесплатно, но у вас не всегда будет возможность посещать колледж. После 20 лет в армии вам полагается пенсия до вашей смерти (половинный оклад), медицинская и зубная страховка на вас и вашу семью. Вы так же будете застрахованы на случай смерти/увечья в обязательном порядке, пока служите. Вам будет полагаться 30 отпускных дней в году, которые полностью оплачиваются. После окончания вашего контракта вам будут положены деньги на обучение, обычно это тысяч 80 (GI Bill and Army College Fund.).

Таким образом, как и все в нашей жизни, армия – неоднозначна и имеет много граней, много преимуществ и недостатков. Поэтому – идти или нет человек решает сам, можно помочь лишь информацией.

Я хочу рассказать в общих чертах о структуре Вооруженных Сил (Armored Forces) США.

Вооруженные Силы делятся несколько групп (Branches) : Army (армия), Navy (военно-морские силы), Air Force (военно-воздушные силы), Marine Corps (морская пехота), Coast Guard (береговая охрана). Все эти группы, в свою очередь, делятся на действующую (Active) и резервную(Reserve)/национально-гвардейскую (National Guard) части. Самые “крутые” – это морпехи, потом идет армия – я сужу в целом, так как в каждом branch есть свои собственные элитные части, которые по квалификации стоят на очень высоком уровне.

Я служил и служу в действующей армии (Active Army), поэтому буду рассказывать в основном об армии, так как знаю об этом больше всего. Опять же, я могу в чем-то ошибаться или не так понимать, что-то постоянно меняется в структурах, армия – живой организм, поэтому я не могу являться истиной в последней инстанции.

Если вы служите в действующей армии, вы являетесь профессиональным солдатом (сержантом/офицером). Вы живете как правило на базе, вас могут поднять по тревоге и служба в армии – ваше основное занятие. Если вы являетесь резервистом или национальным гвардейцем, то вы, как и все, прошли курс молодого бойца (Basic Combat Training) и дополнительное обучение (AIT – Advanced Individual Training), но вы будете служить всего лишь один вик-энд в месяц плюс сборы – 2 недели в году; не забывайте, что вас могут активировать и отправить в Ирак или еще куда-нибудь. Резервисты/гвардейцы хуже подготовлены и любят жаловаться на тяжести службы. Оплата у них, соответственно, значительно меньше, чем у действующей армии, хотя льготы и бенефиты неплохи тоже. Как правило солдаты действующей армии относятся к резервистам/гвардейцам с долей иронии, называют их “week-end warriors”.

Таким образом, вам нужно определиться (если вы идете именно в армию), идете вы в резерв/гвардию или в действующую армию.

После того, как вы определились, найдите ближайшего рекрутера. Найти их можно легко – по Интернету или спросив людей. Придите к рекрутеру, поговорите с ним. Будьте внимательныю Зачастую рекрутеры пользуются тем, что будущие рекруты абсолютно ничего не знают об армии.

Прежде всего рекрутер задаст вам несколько вопросов, чтобы выяснить, подходите ли вы под критерии приема в армию. Вам нужно: иметь грин-карту или американское гражданство; быть от 17 до 41 лет; иметь свидетельство об окончании школы (high school diploma);не увлекаться наркотиками; не иметь серьезных правонарушений; быть физически здоровым, не иметь хронических заболеваний; немного (лучше, конечно же, прилично) говорить, понимать и писать по-английски. Если вам 17 лет, то вам потребуется письменное разрешение ваших родителей, что они не против, что вы идете в армию.

Если вы проходите по всем этим критериям, то рекрутер даст вам у себя в офисе предвадительный тест по английскому языку и математике. Если вы его сдадите успешно (он очень легкий), то рекрутер примется за вас серьезно. Он будет вас уговаривать записываться в армию, расхваливать льготы и бенефиты и так далее; но все это просто слова, решение должно быть принято исключительно вами.

Далее (не обязательно в один день) вам придется заполнить несколько анкет, дать свой телефон, адрес рекрутеру. Он будет вам звонить, если вы не будете отвечать на звонки, то явится к вам домой. Рекрутеры очень настойчивы, это связано со спецификой их работы.

Если вы дали свое согласие и проходите по всем критериям, то вскоре вы окажетесь в MEPS – Military Entrance Processing Station, другими словами вы окажетесь конкретно на ближайшей военной базе в специальном отделе, который занимается призывниками. Вы проведете на базе весь день и очень устанете под конец. Накануне вы проведете ночь в отеле, оплаченном армией. Вас привезут на базу рано утром, обычно в 5 утра (не пейте алкогольных напитков накануне – вам предстоит пройти серию тестов) и начнут гонять по кабинетам и организациям. Сначала вам нужно будет сдать ASVAB – специальный тест, который должен выявить степень вашего владения английским языком по ряду критериев, математикой, физикой, химией и т.д. Всего будет проверено 9 областей знаний. Самым сложным для меня лично был английский. Тест продлится часа 3. Результаты теста очень важны, готовтесь заранее. Потом вы заполните множество анкет. Далее будет проверяться ваше здоровье, достаточно тщательно. Потом вы будете долго ждать личного собеседования. В конце концов вас вызовут к одному из counselor (канцлер - тот человек, который конкретно будет работать с вами, предлагать вам разные работы, различные сроки контракта, различные места для учебки и службы, это все зависит от результатов теста и состояния ваших документов.). Очень важный момент !! От этого будет зависеть ваша дальнейшая служба и условия, на которых вы подпишите контракт. Если вы подписываете контракт, то в тот же вечер вы принимаете присягу и через некоторое время (может быть через неделю, может быть через несколько месяцев – зависит от вашей грядуей профессии и места будущей службы) вас отправят на Basic Combat Training – учебку.

Что можно потребовать от канцлера перед подписанием контракта? Очень многое, это один из важнейших моментов. Если у вас есть хоть какое-нибудь образование помимо школьного, хотя бы курс-два ВУЗа, принесите бумажки, подтверждающие это образование с самого начала вашему рекрутеру, а потом канцлеру, это может вам дать на одну-две ступеньки звание повыше. Чем выше звание тем, само собою, лучше и по деньгам, и по влиянию.

Вы можете получить ту профессию, которая вам нравится. Армия – не только пехота. Это масса других специальностей. Вам будет предоставлен выбор. Если у вас нет американского гражданства и/или вы плохо сдали тест, то выбор будет ограничен. Попросите посмотреть весь список не спеша, расспросите про ваши варианты. Ваш выбор будет ограничен определенными рамками – тем, как вы сдали тест (ASVAB), запросами армии в текущий момент по определенным работам; имейте ввиду, что для не-граждан профессии с секретным допуском недоступны и т.д. Вам будут предлагать то, что армии необходимо на данный момент. Как правило это пехота, артиллерия, танки. Кстати, туда не берут женщин, эти специальности считаются чисто мужскими. Но не забывайте, что у вас всегда есть выбор (на этом этапе) !

Если вас очень интересуют деньги, то спросите, под какую профессию (MOS) дается денежный бонус (cash bonus), вы можете получить до 40 тысяч долларов (Active Duty). Но вы их получите только если успешно пройдете курс молодого бойца (Basic Combat Training) и дополительный обучение по вашей профессии (AIT); вам их будут выплачивать в течении первого и второго года службы частями (помимо зарплаты), из этой суммы вам придется заплатить процентов 30-35 налогов. Потом вы это частично вернете, когда будете делать Tax Retun.

Вы можете попытаться выбить место службы, которое вам больше нравится. Во-первых вы можете попытаться выбрать, где вы будете проходить Basic Combat Training (учебку), есть места полегче, есть посуровей. Во-вторых AIT (дополительный обучение) зависит от вашей будущей профессии, это, скорее всего будет другая база, не та, где у вас будет Basic Combat Training. В-третьих попытайтесь выбрать (не всегда удается) Permanent Duty Station – то место, где вам служить достаточно долго после Basic Combat Training и AIT , вашу ‘домашнюю базу’. Это может быть где угодно в США, или в Германии, Италии, Испании, Японии, Кореe и т.д. Выберите срок, на который вы подписываетесь, это может быть 2,3,4, 6 лет. Зачастую денежный бонус зависит от срока, на который вы подписываетесь.

К этому моменту вы будете очень измотаны физически и морально, но тем не менее, перед подписаним контракта убедитесь в том, что вы выбрали правильно место, где у вас будет Basic Combat Training, AIT и, возможно, Permanent Duty Station. Убедитесь, что срок проставлен в контракте правильно, а так же ваша грядущая профессия. Если вы выбили деньги, то в контракте должна быть указана сумма, если ее нет в контракте, то вы ее не получите. Имейте ввиду, что после окончания срока контракта армия имеет право насильно оставить вас в своих рядах (как правило в случае войны для определенных специальностей), это называется stop-loss. После окончания срока контракта, когда вы уйдете в запас, армия вас может снова призвать в течении определенного срока.. Это бывает редко, в случае большой войны, когда государству требуются обученные кадры.

Ну все, вы подписали контракт и, по идее, больше себе не принадлежите. Теперь вы – GI (government issue). Удачи на Basic Combat Training!

Если вы уходите на Basic Combat Training не сразу, то вы попадаете на DEP. DEP – Delayed Entry Program существует для поддержки и осуществления контроля над рекрутами, которые уходят в армию не сразу, а через некоторое время. Обычно вам дается временное военное удостоверение личности, с этим ID вы можете попасть на военную базу, отовариваться в военных магазинах (там все дешевле и без налога), ходить в спортзалы на базе. Вам придется иногда, раз-два в неделю, приходить к рекрутеру в офис, отмечаться, проверять вес и физическую готовность. Этим вы будете заниматься до отправки на учебку.

Хочу немного рассказать о различных профессиях, существующих в армии. Более подробную информацию можно найти на Интернете или у рекрутера. Прежде всего MOS – Military Occupancy Specialty – это ваша профессия в армии. Обычно обозначается цифрой и буквой. Например, 13 B (BRAVO) – это артиллерист (боец артиллерийского расчета), вся 13 серия относится к артиллерии, т.е. 13 F (Foxtrot) – это артиллерист тоже, но по другому профилю (корректировщик). По идее все солдаты в американской армии на учебке получают общевойсковую пехотную подготовку, то есть если ты даже по профессии повар, но общие солдатские навыки тебе привиты все равно – на Basic Combat Training .

11 серия – пехота. 13 серия – артиллерия. 19 серия – танкисты. Если вы будете одним из нижеприведенных, то получите звание сержанта достаточно быстро, если будете хорошо служить без особенных проблем; но служба у них тяжелая. 42 серия – административная работа. 68 серия – работы, связанные с медициной. 31 серия – военная полиция. 56 M (MIKE) – помощник священика. 98 серия – переводчик. 97 серия – контрразведка, переводчики. 89 D (DELTA) – сапер. 18 серия – спецназ. 15 серия – авиационные механики. А так же многие, многие другие работы.

Я хочу рассказать в общих чертах о подготовке к службе в армии. По идее можно вообще не готовиться, но если вы в не очень хорошей физической и психической форме, то вам придется очень сложно в учебке. Подготавливайте себя психологически и физически. Психологическая подготовка состоит в том, что вы можете настроить себя на определенную”волну”, на то, что как бы вам не было тяжело на обучении, вы все равно его пройдете, на то, что вы скоро будете солдатом и т.д. Будьте оптимистом! Чем лучше вы развиты физически, тем вам будет легче. Начинайте тренироваться, не жалейте себя, вырабатывайте прежде всего выносливость. Важен не размер мышц, а сила и выносливость таковых.

Несколько слов об оплате в Вооруженных Силах. Она зависит от вашего звания и срока службы в армии. Каждый год производится прибавка к оплате в размере 3-5 процентов. На 2008 год (округленно) рядовой (PVT, E-1), который только пришел в армию, получит около 1300 долларов в месяц. Это так называемая “основная оплата” – Base Pay. Из этой суммы нужно еще платить налоги (если вы не находитесь в зоне боевых действий). Кроме Base Pay существуют некоторые другие выплаты. Если вы знаете иностранный язык, то можете сдать DLPT - Defense Language Proficiency Test, экзамен по языку. Если вы его сдадите отлично, то будете получать дополнительно 400 долларов в месяц, если хорошо – 300, если так себе – 200. Завалите – ничего не получите. Если вы его сдаете, то в будущем вас могут иногда привлекать к каким-либо заданиям в качестве переводчика. Кроме того существует BAH - деньги на квартиру для женатых и для сержантов/офицеров. Это около 2 тыс. долларов в месяц (зависит от места службы)

Если вы прыгаете с самолетов (прошли парашютную школу – Airborne School – и служите в десантном подразделении) – то получите 250 баксов в месяц дополнительно.

Если вы женаты/замужем вам будут платиться дополнительные деньги за супругу и детей (если есть). После 20 лет в армии вам будет платиться 50 поцентов от вашей последней зарплаты до вашей смерти.

Кроме того существует ряд других дополнительных выплат, они варируются.

Не забывайте о том, что в армии вы живете на всем готовом – за жилое помещение, питание, коммунальные счета вам платить не придется, а на форму вам будут выделяться дополнительные деньги.

В этой статье я не могу охватить все аспекты армейской жизни, но надеюсь, что дал общее представление.

Армия – это целый мир, отличающийся от того, к чему вы привыкли. Для меня он оказался привлекательным, там я нашел себя.

2003-2008

 ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

AHOY!!!

My dear younger brother Sergey, hello!

I am writing this letter today to enlighten you about my journey in a hot, scorching country which happened some time ago. It has been a while, but the memory of those days is still alive in my heart and my soul. I think it will useful for you to know what happened back in those days. Ahoy!

Back then I was stationed in a place called Germany, a beautiful country of the Old World.  The historic wars of that world seemed noting more than that – history studied by students in a peaceful land of castles, beer and well-fed people. Our unit was there and we enjoyed our through training exercises. Ahoy!

But the orders came down from above suddenly as they do, and we started preparing for a possible war in unknown and uncharted country.  We did not know much, but were ready to fight. Ahoy!

And then the day came. We left our homes and barracks for the mysterious quest; we were scared and exited and happy to leave. Ahoy!

My brother, the road was long and it took us some time just to get to that distant region; machine and the warrior were tired alike, but spirit was burning inside. Ahoy!

That desert was as barren as the Old World was luscious, and scorpions, camel spiders, thirst, foreign food and the heat from a scorching sunshine surrounded us every minute of every second of every day. Ahoy!

The fight then broke out and our long cohorts snaked through the night desert into the Empire controlled by a brutal dictator – the king we sought to depose.  And night became a day lit up by the hissing fire of rockets and bullets. Ahoy!

We were moving forward; our fighters were falling and couldn't get up. Their families later received dreadful notes, and their names were published in newspapers of toms dotted by yellow-ribboned trees. Ahoy!  

My brother, we were not alone; coalition partners supported the mission and that was helpful and good.  But "friendly fire" too was taking its cost, and people continued were falling. Ahoy!

I was just hoping that one day it would all be over and I would get back home to my mother and family. The value of life and the meaning of things changed its worth and I longed for simple things like water, and food, and the shoulder of a comrade, the silence of a moment, and the cleanness of clothes. Ahoy!

My brother, adventure builds character as long as you do not break apart – and there are many chances for it to shatter; as long as your soul is anchored to something you love - like parents and family. Ahoy!

Steel beasts were all fighting, and air was full of raging flying steel pieces; the thunder was echoing for leagues and people were fighting like there would be no tomorrow at all. Ahoy!

My brother, the heat of the battle was pounding in our very hearts; the smoke was covering skies and we did not know which one of us would make it and who would not.  For several warriors it was preferable to die than be crippled for the rest of his life; and some wounded were praying for death; for those who fought, they were praying and saying their spouses, kids, and parents' names... Ahoy!

Eventually, the major battles were ended, the fights completed, “the enemy” defeated.  But everything was torn apart; the whole country was broken in pieces, the bridges and buildings and temples were blown, the rivers were dirty and alone hunger was coming for survivors – men and women and children with dark skin and desperate eyes. The warriors were exhausted, but happy to still be alive. Ahoy!

My brother, my quest was not over. We were staying there on torn soil for a very, very, very long time. We built our shelters, we found some water, and we were working to exhaustion every day. Sweaty and dirty and tired.  The local population was fighting us randomly and sporadically, and the nights were often dangerous. The rockets were flying again. Hard, perilous work every day was our reality, and we missed our homes and the loved ones. The mail was delivered and it was so pleasant when someone remembered you – it played some kind of magical role and served as refreshment for the warriors’ souls. Ahoy!

One day followed the next.  The weather was hot, no rain was coming down, the Sun was boiling, and it was hard to breathe in the heavy body armor.  Only during night time did it feel a little better; a little lighter. The moon was huge I felt like I can almost touch it and put it in my duffle bag. Ahoy!

My brother, I was counting day after day; I was counting week after week; I was counting month after month… My prayers were: “please don't let me count the years in this region.” The time was going so slowly, like water in a stagnant river, and we were hoping to get back home one day. But we all learned to be patient and to face life day by day. The day could be always worse than it is right now, my brother, and appreciation of what we have is the key to the balanced soul. Ahoy!

Friendship were nourishing, comradery grown, and we all supported each other; no one could survive on his or her own; the teamwork was gold and we all trusted each other and helped each other out in different situations. Ahoy!

And finally the time for me to go back was there, the time I thought would never come. I shook my friends’ hands and we said our farewells. I felt guilty that I was leaving, but my time was up. Ahoy!

My brother, the journey back was long and painful. I was on a steel bird with a coffin of a fallen hero, but the turbulence shook the bird regardless, and the rockets flew by. I made it back to the country of Germany, though. My lovely family would see me soon! Ahoy!

I turned in my weapon, and felt naked.  When you spend month after long month with your firearm, when you sleep, eat, walk, run, and travel with your weapon, it becomes a part of you.  It receives a name which I cannot disclose. No one can disclose.  Ahoy!

I came back to New Jersey, I hugged my mother and a family, and I felt like the journey was over;  peace and quiet.  But, alas, I was already missing it. I missed the danger and the challenges of war... Ahoy!

Ahoy! Ahoy! Ahoy!

 

 

Ночь в Сиэтле

  Тогда я ездил на старом Шевролете Камаро 79 года., черно-красного цвета, низкого, мощного, ненасытного в плане бензина, а на высокой скорости со свистящим по салону сквозняком, даже при закрытых окнах.  Я служил в американской армии, это был мой первый год, я только-только прошел учебку и дополнительное обучение, а потом дядя Сэм послал меня на Западное побережье США, на военную базу, расположенную в 50 милях от Сиэтла.  Служилось мне, слава Богу, не очень тяжело  (особенно по сравнению с учебкой), вечера и выходные дни были свободны. 

   Я ехал по Сиэтлу, в том районе, где были расположены пару десятков кафе и небольших баров-дискотек, где любила тусоваться местная молодежь всех стилей и направлений.  В не столь далекий Новый Год невдалеке от этого места застрелили одного солдата с нашей базы – что-то он под хмельком не поделил с местными.  Ехал я с одной девушкой, имя которой по истечении времени стерлось из моей памяти, ну, например, назовем ее Светой...  Познакомился я с ней на Новый Год, в русском кабаке неподалеку от этого места, где мы с друзьями отмечали этот праздник, а Света была официанткой.  Она была нелегальной эммигранткой, работала на 2-3 работах.  Я за ней заехал через недельку, уже было поздно, я забрал ее с работы, да я и сам был после службы, подуставший, проголодавшийся и нервный.  Мы сходили на прлощадку обозрения (Space Needle), расположенную на верхушке башни, побеседовали, посмотрели на ночной город, весь переливающийся огнями, на небольшие пароходики с горящими далекими теплыми огнями иллюминаторов.  Было прохладно, воздух был свеж и колюч.  Но не было той искорки между нами, хотя мы были молоды, привлекательны и настроены достаточно романтично; той искорки, которая зажигает сердца, и заставлят действовать необдуманно, заставляет лететь навстречу темному ветру, расширив ноздри и с сумасшедшим блеском в глазах.  Этого не было.  Мы оба подсознательно это поняли, но расставаться почему-то пока не хотелось и мы поехали кататься по ночному зимнему городу.

  Басовито урчал мощный двигатель, в салоне играла приятная музыка, Света сидела, свободно вытянув ноги в облегающих черных брюках, а я спокойно курил, выпуская дым в щель в окне, небрежно ведя машину одной рукой.  Мы толком не разговаривали, лишь иногда перебрасываясь малозначащимися фразами друг с другом.  За окнами моей машины горели неоновые вывески реклам; большинство дискотек и баров были уже закрыты – был будний день, а время клонилось к полуночи; огни светофоров светили нам сквозь легкий туман.  Я медленно подкатился к очередному красному светофору, в правом ряду, возле тротуара, где сновали немногочисленные прохожие – бездомные, проститутки, полицейские, да и просто загулявшие люди.

  С тротуара к моей машине нетвердо подбежала девушка в разорванном, коротком платье, она одной рукой прижимала расходящиеся края материи к груди, а другой постучалась в правое окно автомобиля, со стороны, где сидела Света.  Света вопросительно-испуганно взглянула на меня.  Девушка снаружи что-то нервно выкрикивала и настороженно оглядывалась по сторонам.  В душе ругая себя последними словами я сказал Свете, чтобы она опустила стекло.  Вся дрожа, нагнувшись к нам , девушка, которой едва ли было двадцать лет, обратилась ко мне с просьбой о помощи, она хотела, чтобы я пустил ее в машину, ей было страшно.  Я сказал Свете, чтобы она открыла дверь и впустила девушку.  Света была недовольна, но подчинилась, продвинула свое сиденье вперед и открыла дверцу.  Девушка заползла на заднее сиденье, захлопнув дверцу за собой.   Сзади меня сигналили машины, я им мешал проехать.  Давно загорелся зеленый свет, я рванул с места со свистом покрышек.  На заднем сиденье девушка тихо плакала, что-то невнятно бормотала. 

  Я проехал пару кварталов и, запарковавшись в неположенном месте, начал распрашивать незнакомку.  Мы с трудом понимали друг друга, она была пьяна, а я говорил по-русски с ощутимым русским акцентом.  Я понял, что ей угрожает какая-то опасность, что она просит отвезти ее по какому-то адресу к ее родителям.  Я попытался объяснить ей, что я не знаю города и этого адреса, но она продолжала просить о помощи.  Она говорила, что если я ее здесь оставлю, то ее убьют.  Света сохраняла молчание, как бы отгородившись от окружающей обстановки.  Я достал бумажник, вытащил оттуда двадцадку и засунул ее в сжатые пальчики девушки, мимоходом удивившись хорошему маникюру и изяществу маленьких кистей.  Я попытался объяснить незнакомке, что она должна поймать такси и поехать домой, но она долго отказывалась и упиралась, ей не хотелось брать деньги и « разорять» меня; но потом, все же, она согласилась с моими доводами и вылезла из машины, взяв с меня обещание, что я не уеду, пока она не поймает

мотор.  Напоследок она меня чмокнула горячими губами в щеку.  Она стояла возле моей машины на холодном январском ветру, полуголая, с высоко поднятой рукой.  Через пару минут она села в такси и исчезла, послав благодарный взгляд напоследок. 

  Было уже заполночь, я сильно устал.  Со Светой мы почти не разговаривали.  В салоне стоял запах духов незнакомки.  Я отвез Свету домой, на прощание попытавшись поцеловать ее в губы, но она ловко выскользнула и вышла из машины.  Мы договорились созвониться.

  В казарму я приехал в 2 часа утра, а вставать приходилось в 5:45.  В ту ночь я спал совершенно спокойно, как младенец.

  Свете я больше не звонил.

 

18 января 2002 года, Wiesbaden, Germany.  

 

 

                                                               Полдень.

 Утомленные любовными ласками мы тихо лежали на широкой кровати.  Моя молодая девятнадцатилетняя подруга тихонечко засыпала, чему-то по-детски улыбаясь.  Мне было хорошо и спокойно.  Постепенно я и сам начал проваливаться в сладкую дрему...

   ....Я вынырнул из мутного забытья резко и сразу, как обычно.  Мы все так же мерно, а иногда и рывками, передвигались по пустыне, порою перемежающейся островками растительности – в основном какими –то пальмами и кустарником – возле источников воды.  В армии мы все научились спать, дремать, а порою просто впадать в легкий транс в любой обстановке, не требующей нашего непосредственного внимания и участия – ведь не знаешь, сколько и когда удасться отдохнуть в следущий раз.  Я сидел на правом заднем сиденье нашего полугрузового командирского Хаммера, наш комроты, капитан Пэйн, сидел прямо впереди меня, ефрейтор Леру все так же резковато крутил баранку, а Джонсон, один из моих бойцов, тоже поклевывал носом.  Было очень жарко.  Даже слишком.  Мы сняли брезентовые двери с нашего транспорта – но это помогало мало.  Мы уже привыкли за полгода в Ираке к особенностям этого чертового климата, но все равно истекали потом, постоянно глотая теплую хлориванную воду из фляжек и пластиковых бутылей.  Гимнастерка уже давно насквозь пропиталась потом под бронежилетом, ноги сопрели в ботинках, да и мой бритый череп тоже был мокрым, аж каска скользила и норовила сползти на лицо.  У всех у нас, даже у водителя, в руках были зажаты М-16, за исключением Джонсона, он баюкал в своих лапах ручной племет.

   Наш конвой из трех машин – двух Хаммеров и пятитонного грузовика с прицепом – передвигался из Догвуда в Балад.  Само по себе это недалеко – часа три езды, если знаешь дорогу, конечно.  Наш комроты был хорошим мужиком, но дорогу он знал слабо.  Мы уже давно плутали.  Возникало ощущение, что мы ездим кругами.  Солнце стояло в зените, приближался полдень.  Несмотря  на снятые двери в нашем джипе все равно прохладнее не становилось, воздух был как в духовке.  Иногда мы проезжали маленькие иракские деревушки, поселения.  Навстречу попадались ослики и женщины, навьюченные хворостом и каким-то барахлом.  Местные жители при нашем появлении, особенно дети и молодежь, выбегали на улицу и что-то кричали нам, иногда одобрительно, а иногда не очень.  Народ был одет очень бедно, оборванно.  Детишки постоянно что-то у нас клянчили.  Мы иногда бросали им упаковки сухого пайка.  Нам это было строжайше запрещено делать, т.к. желающие буквально бросались к нам под колеса.  Иногда их давили наши конвои.  Останавливаться нам было нельзя.  Но нам было жалко детей и мы все равно их подкармливали. По-арабски из наших никто не знал, лишь капитан Пэйн владел десятком фраз.  Ему сегодня пораньше приспичило поехать в Балад, и он сорвался из Догвуда, прихватив с собой пару отделений, включая мое, в качестве конвоя. 

   Дороги в Ираке бывают разные.   Много неплохих междугородних трасс, соединяющих всю страну, имеющих стратегичекое значение.  По ним легко перебрасывать войска.  Много проселочных дорог тоже.  По одной из них мы и передвигались.  Комроты ругался вполголоса, проклиная все на свете.  Нам тоже было не очень спокойно.  Буквально накануне один из наших конвоев, перевозившем почту, попал в засаду и был обстрелян из РПГ, а Хаммер из другого подорвался на мине.

  Наш джип шел головной машиной, за нами шел пятитонный грузовик с прицепом, еще один Хаммер был замыкающим.   Нам навстречу попадались раздолбанные иракские автомобили, многие из которых были сделаны в Советском Союзе.  Дорога была порядком разбита, вся в ухабах и выбоинах.  Впереди нас показался медленно едущий трактор, капитан приказал Леру обгонять.  Леру ударил по газам, выкрутив руль влево.  Мы обогнали трактор.  Наш грузовик пошел на обгон тоже, следом за нами.  Неожиданно перед нашим джипом появилась глубокая выбоина, Леру инстиктивно ударил по газам.  За нашими спинами  нашу пятитоннку с прицепом вынесло налево, в кювет, и перевернуло вверх колесами.  Все происходило, как в замедленном кино и было по своему красиво.  Два оставшихся на ходу Хаммера остановились, мы все выскочили.  Комроты приказал мне на ходу выставить боевое охранение силами моего отделения.  М-да, семь душ, да я, капрал.  Ничего, сделаем.  Я расставил своих бойцов по периметру, вокруг наших машин.  Из грузовика мы вытащили водителя и его напарника, они отделались легкими ушибами.

  Мы безнадежно выбились из графика.  Грузовик с прицепом – в кювете.  Полдень.  Жуткая жарища.  Удастся ли нам вытащить грузовик?  Заведется ли он, сможет ли ехать?  Такие вопросы мучали капитана, да и всех нас.   Мы попытались перевернуть и вытянуть грузовик двумя Хаммерами, при помощи металлических тросов, но это не получалось.  Я обходил своих солдат,

стоящих на постах, раздавал воду, подбадривал, покурил пару сигареток с ними.  По дороге продолжали ехать редкие машины.   Сразу возле кювета раскинулось какое-то поле с редкими посадками, обрабатываемое женщинами и детьми до нашей аварии, которых я успел заметить до нашего крушения, и которые, конечно же, уже разбежались.  Со стороны этого поля показался мужик-араб в длинном белом одеянии.  Вероятно, это был его участок земли.  Я сделал ему навстречу несколько шагов.  Мужик тоже приблизился. Он держал руки за спиной.  Я ему сказал по-английски, чтобы он показал мне свои руки, но араб, разумеется, не понял.  Я повторил – на этот раз по-русски матом.  Опять не понял.  Тогда я щелкнул затором.  Такой язык понимают все.  Он вытянул руки перед собой руки и что-то просительно забормотал.   Я ему сказал на чистом русском языке, чтоб он проваливал, и без него полно проблем.  Уловив интонацию, мужик куда-то побрел.

 Попытки поставить грузовик на колеса продолжали проваливаться.  Мы вытащили пару ящиков с пластиковыми бутылками с водой и распределили между собой.  Все время хотелось пить.  Мы все находились в каком-то отупении.  Мимо иногда проезжали иракцы на различном транспорте.  Время шло.  Комроты безуспешно пытался командовать.  Проклятый грузвик не желал вылезать из кювета.  Я продолжал обходить своих бойцов.  По дороге изредка перемещались прохожие, все мужского пола.  Возле меня остановилось пару малчишек в длинных белых одеяниях, босые, лет двенадцати, похоже.  Они начали со мной разговаривать по-арабски, но, видя, что я не понимаю, один из них перешел на ломанный английский.

  Как обычно они попросили чего-нибудь пожрать.  Мы стояли немного в стороне от остальных бойцов.  Жратвы у меня с собой не было, но в одном из кармашков моей сбруи, одетой поверх бронежилета, лежало пару долларов.  Я дал каждому по бумажке, покосившись по сторонам, так как делать это было запрещено.  Мальчишки радостно залопотали и начали размахивать купюрами.  Я шикнул на них, они спрятали деньги где-то в складках своего одеяния.  Потом они попросили у меня гранату.  Я их послал подальше.

  Один из парнишек, тот самый, который знал несколько слов по-английски, начал мне что-то зачесывать.  Я особенно его не слушал, осматривая своих бойцов, наши позиции и вероятного противника.  Вдали иногда постреливали.  Мимо нас на высокой скорости проехало несколько наших армейских джипов.  Они не остановились и нам не помогли, хотя мы и пытались их остановить.  Наверное, они были связаны рамками своего приказа, кто знает.  Молоденький араб продолжал меня все спрашивать, постоянно повторяя слово «кольцо» по-английски.  Наконец-то до меня дошло, что он интересуется, женат ли я.  Я отрицательно покачал головой.  Мальчишка обрадовался и залепетал «сестра, сестра, пятнадцать лет».  Наконец в мои иссушенные солнцем мозги пришло понимание того, что он предлагает.  Мальчик продолжал нахваливать свою сестру.  Я выразительно на него посмотрел и послал по-простому, по-русски – на три буквы.  Ребятишки поняли интонацию и испарились.

  Через некоторое время возле нас остановился иракский кран с очень толстым мужиком за рулем.  Комроты на пальцах объяснился с ним, и через полчаса совместных усилий наш грузовик с прицепом стоял на дороге.  Он даже завелся.  Мы рассчитались с иракцем двумя коробками сухпайка.  Все остались довольны.  Мы продолжили свой путь.  Капитан чему-то улыбался, Леру продолжал крутить баранку.  Стоял жаркий иракский полдень.

 ......  Моя подруга продолжала сладко спать, безмятежно раскинушись на кровати.  Я ушел на кухню и закурил.  Мое сердце навсегда осталась в жарких песках, с теми людьми, кто носит форму.  Потом налил стопку водки и выпил за тех, кто сейчас на войне.

  Через пару месяцев я подписал новый контракт с американской армией.

2004

 

                                                         За водкой.

  Мы находились в моей комнате и пили водку.  Нам всем тогда было лет по шестнадцать-семнадцать, и мы считали себя очень взрослыми и доказывали это себе и друг другу разными способами – мы все курили и пили алкогольные напитки, иногда дрались с себе подобными.  Мы уже порядочно набрались и, в соответствии с народной мудростью, что одна бутылка – нормально, две – много, а три – мало, у нас засвистела губа и потребовалось бежать за добавкой. Я и двое моих друзей – Леха и Максим были уже порядочно подшофе, но на ногах стояли более-менее твердо.  Душа требовала продолжения праздника и мы быстро собрались, нацепили шапки, куртки и шарфы и вышли из подъезда обычной сталинки.

  Стоял январь.  Время – около полуночи.  Ветрено и холодно, снежно.  Казань спала под белоснежными одеялами, как невеста.  Редкие фонари освещали улицы, но было довольно светло.

 Начало девяностых....  Веселое время.   Почти на каждом углу крупных улиц не так давно открылись круглосуточные ларьки, торгующие спиртным, закусками и сигаретами.  Так что проблем с добыванием спиртного не предвиделось, тем более, что деньги тоже наскреблись.  До ближайшего ларька нужно было пройти пару кварталов.  Мы втроем вышли на улицу Восстания.  Настроение было хмельное, приподнятое.  Мы, конечно же, закурили какой-то “Союз-Аполлон”.  Было безлюдно, лишь на противоположной стороне улицы шел одинокий прохожий, по обличью – из братков.  Неожиданно одна из редких машин, черная “девятка” с тонированными стеклами, резко затормозила возле него, проехала немного юзом.  Из машины выпрыгнуло трое крепких парней. Они сшибли одинокого прохожего с ног нехилым ударом по черепу и начали месить его ногами.   Мы не вписывались, у братвы свои разборки.  Парня избивали недолго, но качественно.  Через  минуту те трое пацанов прыгнули в “девятку” и укатили дальше.  Мы продолжали шагать за водкой.  Было холодно.  Парень через дорогу не шевелился.   Я предложил своим друзьям дотащить его до роддома, который был рядом, через скверик, уж врач дежурный там наверняка должен быть.  Мои друзья, в принципе, были не против, но тот парень быть мог уже трупом, а в его убийстве или членовредительстве нас могли обвинить менты, иногда проезжающие по этой улице.  Но с другой стороны оставлять раненого на улице замерзать насмерть было как-то неправильно.

  Мы перешли улицу Восстания  и приблизились к пацану.  Ему было года 22-24, высокий, крепкий, в дубленке и модной шапке, отлетевшей в сторону.  Его не ограбили, значит избиение было по личным мотивам.  У парня лицо было здорово разбито, все залито кровью, несколько зубов выбито и, похоже, сломан нос.  По ходу дела его били кастетом.  Ну и ногами – лично видели.  Надо было поспешать.  Мы с Максом подхватили пацана под руки, а Леха за ноги, захватили его шапку и поволокли через сквер в роддом.  Ноша была не из легких, здоровый лось оказался.  Мы были уже где-то посередине скверика, когда парень резко пришел в себя.  Этот бычок вдруг резко свел вместе руки и шарахнул нас с Максом лбами, одновременно вставая самостоятельно на ноги.  Мы отскочили в стороны, подобрали наши шапки.  Видок у парня был жутковат.  Да и мы тоже измазались в его крови.  У парня в голове что-то замкнуло, он подумал, что мы те самые парни, которые его разделали.  Он вытащил из внутреннего кармана пистолет и направил на нас.  Парня шатало из стороны в сторону, ствол выписывал какие-то восьмерки в воздухе.  Хмель у меня из головы как-то резко вышел.  Стало страшно.   Мы попытались объяснить парню, что стараемся лишь помочь ему, но он ничего не хотел понимать.  Ему было очень больно.  Он сообщил нам , что на счет “три” начинает  стрелять и начал считать.  Леха, Макс и я рванули не разбирая дороги в разные стороны.  Через несколько секунд раздалось четыре выстрела.  Я бежал быстро, зигзагами.

  Мы втроем встретились у круглосуточного ларька, куда и собирались попасть ранее.  Макс сказал, что вечно у меня рождаются какие-то идиотские идеи.  Я предложил замять это дело для ясности.  Мы взяли еще водки, пачку сигарет и пошли ко мне домой допивать.

 16 февраля 2005 года, Нью-Джерси

 

 

 

 

Basic Combat Training (Курс молодого бойца в американской армии).

Имена и события изменены.

2 Марта 2000 года, 7.40 Р.М.

Ну что же, можно сказать, что я уже в армии. Со всеми попрощался, cобрал вещички. Нас привезли в отель в Стейтен Айленде, покормили. Завтра в 4 утра мы должны быть готовы с вещами, завтрак и нас снова отвезут на базу, в Форт Хамильтон, Бруклин.

3 Марта 2000 года, 3.30 А.М.

Подъем. Сейчас завтрак - и на базу. Будем заниматься бумажной волокитой, потом заключительный медицинский осмотр - а к часу дня на самолет и в Оклахому.

3 Р.М. Сижу в аэропорту «Ла Гвардия» и жду вылета. Совершенно бешенный день. Не выспался и устал как собака от всех этих тестов и бумажной волокиты. В Форт Силл (Оклахома) я лечу каким-то кружным путем - через Даллас, Техас. Там будет пересадка на другой самолет. Как я прилечу на место я буду должен связаться со своей базой чтобы они меня забрали. Познакомился со многими рекрутами (все немного напуганы) - нас сегодня разбрасывают по разным базам - вряд ли увидимся когда-нибудь еще. Ни одного русского. Быть может тем и лучше.           Проводил ребят, мой вылет через час. Какая разница между Нью-Йорком и Далласом по времени? Не ошибиться бы - там мне на другой самолет пересаживаться.

Чем, интересно, сейчас Юля занимается? Спит со своим новым парнем ? 2го марта я уходил в армию, а она уезжала с рыжим в горы на пару дней... Странная штука - жизнь.. Юля от меня ушла пару месяцев назад, начала встречаться со своим бывшим одноклассником..  А 29го февраля (!?), три дня назад, у нас была с ней последняя ночь - последний аккорд - ночь, шикарний отель, вино - все было очень романтично. А через пару суток я ушел в армию на 4 года, а она уехала с ним в горы. Юля причинила мне столько радости и боли - даже не знаю, чего больше. Ладно, хватит лирики. Впереди очень трудные несколько недель. Все меняется круто и сразу. Как головой в омут. Ну так это и к лучшему.

Что ж, прощай Бруклин, прошай Нью - Йорк, прошай Нью-Джерси. Когда я это все увижу - не знаю.

Звонил маме (собственно всем родным ) в Нью-Джерси. Поговорили. Мама, по голосу чувствуется, расстраивается.

Интересно, когда у меня в следущий раз будет женщина? В армии с этим сложнее, на курсе молодого бойца точно не получится. Да и вообще, нужно сначала привыкнуть к обстановке.

6.20 Р.М.

 С опозданием на час взлетели. Будет ли у меня достаточно времени, чтобы пересесть на другой самолет в Далласе? Надеюсь что да.. Давненько я не летал на самолетах, даже страшно сейчас. Последний раз я летел на самолете в Нью-Йорк из Москвы вместе с Викой (моей бывшей женой) и Никитой - моим сыном. В тот полет я жутко напился - частично со страху. У каждого свой скелет в шкафу. Я не люблю моменты, связанные с переменой высоты.

10.55 P.M. (время местное)

 Без задержек не обходится. Наконец-то взлетаем. Самолетик маленький, SAAB-340, два винтовых мотора. Двигатели грохочут, в ушах закладывает, тряска. Одно утешает - лететь меньше часа. Даллас мне понравился. Здесь тепло и люди другие. Сегодня ночью мы должны попасть все-таки в Форт Силл. Со мной летят несколько ребят, которые направляются на Basic Training (Курс молодого бойца) в Форт Силл тоже. В основном идиоты какие-то.

Низкая облачность, трясет, блевать охота - романтика … Жутко хочу спать, но не получается.

Не знал я, что на Курсе молодого бойца с «засыпанием» не будет никаких проблем. Спать мы будем по 4-5 часов в сутки.

Прорвемся!

.."вообще человек дичает быстро и возвращается в животный мир легко и свободно, без затруднений.."

4 марта 2000, 19:05

Казарма. Легли в 2:30 утра - до этого возились с бумажками. Подьем был в 5:45 утра. Потом строевые занятия, беготня какая-то и так до 7 вечера. Устал как собака. Сержант Вильямс любит поорать на рекрутов - иногда перегибает палку.

Завтра подъем в 5.45. В барак привезли еще 20 пацанов, а мы уже типа старички, все им объясняем, а они сидят напуганные такие - прямо как мы вчера.

5 марта 2000, 9.00

Два часа на плацу, завтрак, а сейчас барак, уборка. Никто не убирается, почти все пишут письма или читают нашу "библию" - пособие для новых солдат.

Скотт и Фил - мои новые знакомые.

6 марта, 20.50

Надо завтра купить фонарь, чтобы писать после отбоя. До отбоя не получается - куча дел. Задолбали подъемы глухой ночью по тревоге.

7 марта, 21.10

С фонарем не намного лучше. Целый день возились с бумагами и гоняли по плацу. Вчера выдали униформу и всякие причиндалы - набрался огромный рюкзак. Сегодня вторник. В пятницу, Бог даст, отправят уже конкретно на Basic Training - на полигон. Пока мы в "приемнике", типа.  Будут гонять, как проклятых - говорят, что первые пару суток вообще не дают спать. Посмотрим.

Сегодня было гребанное торнадо, нас загнали на первый этаж казармы в тесное помещени, тусовались там с часок. Приучают к дисциплине. Правильно, наверное. Все идет своим путем, слава Богу. Есть конечно и тяжелые моменты, но они пока преодолимы. Не хватает английского языка.

Завтра у нас важный физический тест - надо его сдать (не так уж это и просто - сдать армейскийй физический тест без надлежащей подготовки, но я тогда еще этого не знал..). В основном ребята в казарме нормальные, хотя 5-10 уродов наберется.

Мы все дико устаем. Происходит непростой процесс адаптации. Утешает мысль, что все это до начала мая (если бы), потом мы станем настоящими солдатами и нас разбросает по различным базам всего мира. Но до этого момента еще долгий и тяжелый путь. Да и вообще, иногда страшновато становится, что я подписался на 4 года, но все-таки это было правильное решение, так как за последний год я очень низко скатился и потерял почти все жизненные ценности.

По маме и родным стараюсь не скучать, хотя плохо удается. Не надо ни о чем думать - надо просто идти вперед - так легче.

Если что-то со мной случится, то я записал маму в наследники - 200 штук. Не дай Бог, конечно.

Ночами снятся женщины - иногда Вика, иногда Юля, а иногда вообще не вижу лица. Может быть месяца через 2-3 я начну решать эту проблему. Поживем - увидим.

Американская армия мне нравится (тьфу-тьфу-тьфу). Поглядим, что будет дальше.

Надеюсь, что после КМБ будет немного полегче в плане бытовухи - быть может будет своя какая-нибудь комната и доступ к компьютеру.

Мне на старт дали Е-3 (Private First Class, рядовой первого класса - звание) - надо оправдывать доверие, стараться. Английского не хватает.

В общем много чего предстоит, не надо распускать сопли и ныть - удачи мне; ложусь спать, в 3.30 подъем.

8 марта 2000 г.15.25

Был тест, о результатах не сказали, но я думаю, что я его сдал (если бы). Сегодня нам должны дать Military ID (военное удостоверение личности) и, если все будет нормально, то завтра нас отправят конкретно на Basic Training (КМБ). Сегодня фотографировались, как фотки будут готовы пошлю маме, бабуле, родственникам и друзьям. Через несколько минут построение (formation).

20.15

Ну что, завтра нас отправляют на полигон, конкретно на курс молодого бойца. Но сначала часов десять поутюжат на плацу- чтоб жизнь легкой не казалась. А на полигоне завтрашнюю ночь точно не дадут поспать - первые два-три дня будут как в аду - так все говорят.  Нам выдали dog tags (металлические жктоны) и Military ID (военное удостоверение личности). Сейчас все пакуются, а я уже упаковался, лежу и пишу письма. Мне выпало дежурить с одиннадцати до двенадцати ночи. Подьем в 3:30, как обычно.

Сильно болит левая ступня, потянул сегодня. Надеюсь, что к утру пройдет.

Тяжело, конечно, но ничего, прорвемся.

Arlen IronWing- сосед по казарме, 25 лет, Северная Дакота, сыну три года.  Индеец по крови.

10 марта 2000 г. 21.30

Тяжело в деревне без нагана. В*****и нас и высушили, за двое суток спал часов пять. Дико болят обе лодыжки- не могу бегать. Завтра пойду к врачу, а может не пойду - может само пройдет.

12 марта 2000 г. 17.00

Никитин День Рождения. Четыре годика. Лодыжки не прошли. Хожу как идиот, хромая на обе ноги. Завтра пойду к доктору, наверное.

Поход в столовую маршем превратился для меня в пытку за последние пару дней, хотя туда- сюда всего одна миля. Три раза в день!

Огромное спасибо моему товарищу Josh Anderson (Джошу Андерсону), а также Fill (Филлу).

14 марта 2000 г. 21.23

Очень тяжелые два дня. Жутко болят лодыжки. Хожу и мучаюсь. Может завтра будет получше.

Вчера игрались с автоматической винтовкой M16A2. Не хочу сдаваться и сходить с позиции. По идее можно ведь закосить, наверное, но я не хочу сдаваться и пробъюсь вперед! Все будет ОК; только надо стараться и работать над собой.

Очень тяжело вставать по утрам - самое это мучительное.

17 марта 2000 г. 21.05

Тьфу-тьфу-тьфу, но лодыжки стали немного проходить. Я сейчас не бегаю и не прыгаю, это играет значительную роль. А еще, одна испанка из нашего платуна дала мне хорошую мазь - здорово помогает. В понедельник, 20 марта, будет будет инспекция, будут наши ящики личные проверять и гонять по чинам, званиям и т.д. Не хватает английского. Не высыпаюсь. Еще эти лодыжки. Господи, все-таки самое главное- это здоровье. Было бы здоровье- все остальное сделаем, все остальное зависит от меня. Пишу родителям почти каждый день, а от них что-то пока писем нет. Написал два письма Юле, тоже пока не отвечает. Она мне часто по ночам снится.

Работал сегодня пол-дня с противогазами - так как моя нога не особенно позволяет двигаться, меня послали в химическую секцию, временно. Ну что же, надеюсь, что завтра будет лучше, чем сегодня, а послезавтра будет лучше, чем завтра.

Прости меня, Господи, за все мои грехи - спокойной ночи, отрубаюсь.

Пришел сержант и всех положил на пол. Поотжимались минут пятнадцать. Поорал, поорал сержант и умотал, гнида. Ложусь спать. Завтрашнюю ночь мой черед дежурить, скорее всего.

18 марта 2000 г. 21.00

Тони Эйбах- PV-2 (рядовой второго класса), сосед по казарме.

Сегодня у меня ночное дежурство - с 22.00 до 23.00. Завтра подъем в пять, вроде немного попозже, в связи с воскресеньем. Завтра закончится первая неделя  Basic Training (КМБ). Лодыжки, слава Богу, начали понемногу заживать. Меньше болят, и двигаться начал побыстрее. Сегодня с утра все бегали две мили, а я как дурак чистил туалеты, т.к. у меня освобождение от физзарядки на три дня - нельзя бегать, прыгать и маршировать. Я все равно марширую- мне это нравится.

На ногах приходится находиться в среднем не менее 16-18 часов в день.

19 марта 2000 г. 20.50

 Хернандес Джуниф- сосед по казарме.

Лодыжки проходят, слава Богу. Звонил сегодня вечером в Нью-Джерси.  Дают 10 минут в неделю на звонки. Поговорил вкратце с мамой, Семеном, бабулей и Сережей. Соскучился. Но лучше не думать об этом - расстраиваться неохота. Завтра у нас будет комиссия - будут нас обо всем расспрашивать, ранги, звания, приказы и т.д., потом они будут проверять наши шкафчики. Как отрубят свет - сразу лягу спать (не буду залезать под одеяло с ручным фонариком и писать дневник), очень устал, несмотря на то, что сегодня воскресенье - самый легкий день недели.Не хватает английского, у меня суровый акцент и убогий словарный запас. Надеюсь, что со временем положение исправится.

Завтра начнется вторая неделя  Basic Training (КМБ).

21 марта 2000 г.

Вчера была большая комиссия- проверяли все подряд и задавали всякие дурацкие вопросы.

Сегодня проходили obstacle course - полосу припятствий. Нам сегодня много досталось - нас гоняли по "плацу", да и вообще помучали хорошо. Устали как собаки. К сожалению, наш platоon (взвод) занял второе место по преодолению полосы препятствий - с разрывом в восемь(!?) секунд. Было обидно.

Вчера получил письмо от мамы, был очень доволен. Еще получил письмо от какой-то девушки - мне его переслали родители. Надо ей ответить- родителям уже написал.

Лодыжки, слава Богу, начали проходить, хотя я еще по-прежнему хромаю. Бог даст, все образуется. У меня ночное дежурство сегодня с 23.00 до 24.00, сейчас 21.30. Надо вздремнуть немного. Завтра очередной тяжелый день. "Танки грязи не боятся." Прорвемся.

23 марта 2000 г. 21.42

Вчера был день рождения у Андерсона - подарил ему свои генеральские часы. Два дня изучали первую медицинскую помощь - жутко скучно. Вторая неделя Basic Training (КМБ). На следующей неделе пойдем в Gas Chamber, газовую камеру - я хочу идти первым вместе с Henry (Хенри). Жизнь очень напряженная. Ночь почти прошла. Завтра с утра опять двух-мильный забег. Пора ложиться спать. Получил письма от бабули, Сережи и Славы - ответ написать нет сил - напишу завтра.

Марширует наш platoon (взвод) пока еще не очень хорошо.

Сегодня был дождь.

24 марта 2000 г. 21.52

Неплохо сегодня пробежал две мили - лодыжки болели значительно меньше. Делали фотографию нашего взводa. Вторая неделя Basic Training.

Еще 48 дней и куча тестов. Господи, помоги мне пройти через это.

Написал письма Сереже, Славе и отдельное письмо всем остальным. У меня ночное дежурство с 23.00 до 24.00.

Завтра у меня с Андерсоном KP duty (наряд на кухне). Это в принципе неплохо, но наша батарея завтра будет делать марш на пять км (три мили) во всей экипировке - мне тоже хочется.

Бог даст, как закончится обучение - сделаем с ребятами татуировки.

Вздремну часок перед дежурством.

 

1. В зеленой форме по бараку я хожу,

В зеленой форме на плацу я марширую,

Я что-то глубоко в душе своей ношу,

И это что-то я в стихи сейчас рифмую.

 

2. Мы добровольцы все- никто сюда не гнал,

Мы сами выбрали- сыграли, как сумели,

Суровых будней напряжения накал

Не все выносят - иль выносят еле-еле.

3. А где-то девушки не носят униформ.

Идут по улице, коленками сверкая,

И где-то по утрам нас не тревожит горн,

Сержантов нет, и жизнь совсем другая.

4. Но ничего, через горнило мы пройдем,

И будем сильными, мудрее, чище, выше;

Но по утрам, когда сержант орет "Подъем",

В глазах круги, и чуть-чуть клинит крышу.

5. Ну а во сне приходят те, кого любил,

Меня целуют и руками обнимают.

Девченки- на кого был зол я- вас простил,

Во сне я вас люблю и вспоминаю.

Написал это стихотвoрение 16 марта. Несовершенное, и рифма страдает, зато с душой. Сегодня воскресение, ленивый день, убираемся и валяем дурака. Вчера ходили на концерт, приезжали к нам артисты, было неплохо, только жутко хотелось спать. Нельзя было пить алкоголь, танцевать с девченками, и за нами присматривали сержанты. Все равно понравилось - смена обстановки.

Начинается третья неделя Basic Training. Во вторник либо в среду идем в газовую камеру, а в субботу будут тесты: PT test (физкультурный зачет) - sit ups (на пресс), push ups (отжимания), 2 мили бег. Потом будут устные тесты - их я опасаюсь больше всего.

28 марта 2000 г., вторник, 20.43

Вчера был тяжелый день. С утра бег 2-3 мили, завтрак, потом марш, потом obstacle course (полоса препятствий) - еще 6-7 часов на жаре. Вся башня обгорела. Устали все как собаки. А еще у меня было ночное дежурство с 10 до 11 вечера. Подъем в 4.00, в 4.30 построение. С 5 до 6 утра - push-ups & sit-ups (отжимания и пресс). Потом были на полигоне. После обеда игрались с противогазами. Завтра  надо идти в газовую камеру, предварительно пройдя 8 км с полной выкладкой. А еще нас вчера целый день гоняли и нас часто и много наказывали.

В субботу будут тесты. Завтра все будем блевать.

Юля не прислала ни одного письма, а я ей послал два.  До сих пор ее иногда вспоминаю.

30 марта 2000 г. 4.12

Я был когда-то дворником,

Когда-то был студентом,

Я десять лет был школьником-

Года кружатся лентой.

 

Я был когда-то холостым,

Когда-то был женатым,

И каждый год был непростым,

Года летят куда-то.

 

Я бедным был и при деньгах,

Непьющим был и пьяным,

Все дни мои шуршат в стихах-

Тропинкою в бурьяне.

 

Я сыном был и был отцом,

Был маленьким, был взрослым,

Был пахарем и был жнецом,

Я добрым был и был несносным.

Любил я страстно и безумно,

А также ненавидеть мог,

Душа летала неразумно-

Всем сущим управляет рок.

В зеленой форме нынче я-

Все разом снова изменилось,

Куда ведет меня судьба?

Но перспектива появилась!

Вчера был восьмикилометровый марш с полной выкладкой и газовая камера. Все наглотались газа, многие блевали - было тяжело. Была очень холодная погода, все замерзли. Вроде кто-то играется с нами - один день жарко было очень (весь скальп обгорел), на следующий день - дубак. А форма-то одна- уже летняя.

У нас в казарме очень много простуженных и больных. У меня позавчера загноились глаза, и уже неделю мучает кашель. Зато лодыжки прошли, слава Богу.

В субботу будут очень важные тесты – экзамены первой фазы. Я плохо подготовился к ним.

Сейчас будут построения на утреннюю зарядку. Хреново себя чувствую. Осталось 43 дня, если сдам все успешно.

02 апреля 2000 г. 6.20

Осталось 40 дней, если все будет хорошо. Вчера был РТ тест, я сделал 50 отжиманцй, 41 sit-ups – на пресс - (нужно на два больше) и пробежал две мили за 14 минут и 5 секунд. Значительное улучшение показателей. Три недели назад я сделал 23 отжимания (правильных, если делаешь неправильно, то незасчитывают), 20 sit-ups и пробежал две мили за 17 минут и 43 секунды.

Вчера еще было девять экзаменов по различным предметам - все сдал успешно, правда некоторые со второго раза. Все это происходило во внутреннем открытом дворе казармы, а погода была жуткая - дождь и ветер. Но, слава Богу, это все уже позади - и мы уже во второй фазе обучения. Первая фаза была очень тяжелой для меня из-за лодыжек, незнания английского языка, да и вообще было тяжело как и всем. Глаза, кстати, значительно лучше, гноиться почти перестали. Первая фаза - красные флаги, вторая - белые, третья - синие, если я понял все правильно. Люблю всю эту атрибутику - флаги, марши, песни, различные команды.

Сегодня воскресение - ленивый день. Убираемся. Скоро пойдем есть. Я все время почему-то голодный, хотя ем как лошадь. Кормят очень хорошо, но только 3 раза в день, между делом ничего не перехватишь. Сегодня ночью у меня будет часовое ночное дежурство. Перевели часы - прошлой ночью потеряли час сна.

Получаю письма от всех моих родных - скучаю по ним. Стараюсь написать им ответ сразу же, но не всегда удается. Юля не пишет - то ли мои письма не получает, то ли не хочет мне писать - да я ей просто безразличен, у нее совсем другая жизнь, другой характер и другой парень. Я сейчас уже спокойнее к этому отношусь, слава Богу.

В нашем платуне (взводе - 38 чел.) четыре человека старше, чем я (мне 23 года), два-три одного со мной возраста, человек десять-пятнадцать - двадцати- двадцати двух лет, остальные ниже двадцвти. Так что я, можно сказать, почти старичек, через три недели мне исполнится 24 года.

Получили деньги на днях - после всех вычетов и расходов у меня получилось 1,200 баксов чистыми- это совсем неплохо. Ничего не трачу.  Долги, долги... Я еще должен тысяч десять-одиннадцать. До Нового Годв выплачу, Бог даст.

9.20

Погода какая-то странная, и не зима, и не весна, и не лето- за этот месяц успел два раза обгореть и в тоже время иногда бывает очень холодно и ветренно.

Ну что же, вот уже месяц (официально я начал служить третьего марта, фактически второго), как я в армии. Я правильно сделал, что пошел в армию, я считаю. Тяжело, конечно, и я лишен доступа ко многим вещам и явлениям, сержанты давят психически и физически, нет никакой свободы, и не высыпаюсь каждый день, но я окреп физически, узнал много нового, не курю и не пью (в настоящий момент), в мозгах постепенно все встает на нужное место - да и деньги кой-какие капают, а долги уменьшаются. Правда, тяжело без родных, без подружки или жены. Но ничего, я надеюсь, это все придет (или вернется) в свое время. Так плохо, что я не могу (нет просто возможности) водить машину. Так было жалко продавать "Lincoln". Что-то теряешь, что-то находишь, жизнь не стоит на месте, все изменяется, нет ничего постоянного, я тоже меняюсь.

03 апреля 2000 г. 17.45

Несколькл свободных минуток. Тяжелый день. С утра РТ (зарядка)- бегали под ледяным ветром, делали зарядку. Потом до четырех вечера были на полигоне, развлекались с автоматами M16A2. Несколько раз нас наказывали – мы делали отжимания. У нас в платуне (взводе) очень низкая дисциплина, все разговаривают в строю, особенно девушки. Нас за это постоянно наказывают- весь платун. Сегодня свернули наше знамя (позор какой) и объявили всем дисциплинарное взыскание - в письменной форме. Групповая ответственность. Меня-то наказывать было не за что.

05 апреля 2000 г. 20.50

Тяжелый день. С утра зарядка и бег три-четыре мили (я перевелся в B группу - там быстрее бегают), потом убирали bay (казарму), потом марш под палящим солнцем (я пострелял неплохо, постараюсь получить значек "Expert" на этой неделе), а M16A2 неплохо дубасит.

Мы ("Wolf pack" – волчья стая – символ нашего взвода) – в наряде на этой неделе на стрельбище, убирались после стрельбы. Потом ужин впопыхах, чистка ботинок, душ, через час у меня дежурство (ужас, я так хочу спать...). А завтра очередной день на стрельбище.

У нас во взводе существуют свои внутренние проблемы, кто-то с кем-то постоянно ругается, какая-то борьба постоянно происходит. Пытаемся работать вместе.

07 апреля 2000 г. 21.00

Два последних дня были очень неприятными. Каждое утро - зарядка и силовые упражнения (либо зарядка и бег), потом марш на стрельбище, целый день с М16А2 у плеча под палящим солнцем. Очень интересно, мне нравится эта винтовка (my rifle, my weapon), только все равно тяжело. Сейчас ложусь спать, устал, как собака. На этой неделе я получил только одно письмо - от мамы. Перестали писать почему-то.

Дней пять назад получил весточку от Юльки.

В нашем платуне есть хорошенькая испаночка Кардинас Кэрел. Улыбаемся друг другу.

09 апреля 2000 г. 9.44

Воскресенье – ленивый день. Убираемся потихоньку. Неделька была очень насыщенной. В пятницу дубасили из М16 по мишеням (pop-up targets) – от 25 до 300 метров. Я выбил 25 из 40. Я хочу выбить 36 из 40- тогда я буду expert. Был сильный ветер- песком порошило глаза. У меня заел магазин - потерял несколько секунд и пару патронов из-за этого. Плохому танцору..............

Получил два письма от бабули и одно от Славы. Бабушке ответил, а Славе надо писать на английском - не очень радостная перспектива. Не люблю писать по-английски, а Слава по-русски не читает, вернее читает, но плохо.

Вчера утром было жутко холодно и ветренно. Сегодня погода вроде ничего.

Как там, интиресно, бабуля поживает, она уже старенькая, я ее очень люблю, она меня воспитывала в детстве.

Осталось 32 дня - если успешно сдам все и PT test (физкультуру).

20.41

Спокойный день. Ничего не делали. Было 6 построений, три раза пожрали, как обычно. В 17.00 наша батарея присутствовала при спуске флага в форте Силл. (Что-то творится с моим русским языком- пишу как-то не по-русски).

Завтра опять будем дубасить из М16А2- и это радует. В среду будет тест по стрельбе.

Сегодня ровно месяц как мы прибыли в Bravo Battery (Б – батарею).  Форт Силл – артиллерийская база.

  Юлю больше ни к кому не ревную - пускай спит и гуляет с кем хочет, она свободна как ветер; может и мне перепадет кусочек ее внимания (как было 29 февраля), хотя я бы предпочел постоянные серьезные отношения. И не с ней.  Хотя, все, что не делается, все к лучшему.  

12 апреля 2000 г. 20.58

Три дня дубасили из М16А2. Каждый день Road march (марш – бросок) с полной выкладкой. Сегодня со сранья пробежал четыре мили за 32 минуты. Сегодня большинство нашей батареи сдало (qualify) по стрельбе экзамен. Я выбил 24 из 40 - маловато, да и то с третьей попытки. Винтовка бьет не по центру, я сбил настройку (опыта-то нет никакого), приходилось извращаться, чтобы вообще куда-то попасть. Недоволен результатом- но все равно я сдал тест. Последние три дня шел мелкий дождь, был туман, и дул ветер порывами. Жуткая погода, около 45* F. А иногда стоит жара по 80-85*. В нашей батарее половина больных- всякие инфекции и простуды. Некоторые бойцы еле ноги передвигают.

Завтра марш 10 км с полной выкладкой. Подъем в 3:30. Сейчас 21.20. Ложусь спать.

 Осталось 24 дня.

13 апреля 2000 г. 21.30

Был марш-бросок, 10 км. Ужасно устал. Кроме марша развлекались передвижением по-пластунски и стрельбой вхолостую.

Сильно разболелись лодыжки. Я встревожен. Посмотрим что будет дальше. Не хочу болеть!

16 апреля 2000 г. 9.48

Воскресенье – легкий день. Зато два дня перед этим были очень напряженными. Вчера с восьми утра до десяти вечера торчали на полигоне - стреляли боевыми патронами в паре перебежками. Стреляли из положения лежа и из окопа. Должны были проползти 150 метров под настоящим огнем, сначала тренировались - ползали без стрельбы, потом огонь отменили, а потом началась гроза, все промокли и устали, оказался в койке в 23.30. Дико устал. Тащил два рюкзака - мой и Кардинас, так как она не могла. Левая лодыжка слегка распухла и болит - тяжело бегать, хожу хромая. Это плохо, т.к. у нас завтра будет физкультурный тест (мой прошлый тест я завалил) - я должен  его сдать. Если нет, то большая вероятность того, что меня отправят в первую неделю учебки, а я этого не хочу. Завтра нужно постараться сдать упражнения на пресс и бег. Кроме того я бегаю три раза в неделю в B group - а это очень быстрая группа. Если выпадаешь из строя во время бега и останавливаешься, то получаешь письменное взыскание. Если у тебя есть три письменных взыскания, то тебе врубают 15ю статью - штраф и отработка. А это очень хреново.

Выплатили мне 14 числа 711 баксов – за 2 недели.

У меня долгов около 9-10 тысяч. Ничего, ближе к Новому Году выплачу все, Бог даст.

На днях получил письмо от бабули, очень хорошее. Получил весточку от Юльки. Она не изменилась, все такая же ветренная и спит с Димкой, в тоже время гуляет с друзьями мужского пола и посылает мне фотографии, где я и она с подписью в конце -"с любовью твоя Юля". Она всех любит по-разному. Я даже и не знаю что о ней сказать - она такая, какая она есть. Я больше не злюсь на нее - у каждого свой путь. Бог даст, мы увидимся летом, пообщаемся и быть может учудим что-нибудь романтическое. Хотя, загадывать не стоит - никто не знает, как все сложится.

Тони (Роберт) Эшбах- сосед по казарме, хороший парень.

Для меня самое главное- это сдать РТ test завтра. Это очень важно для меня - быть здоровым и сдать все тесты, т.к. большая часть пути (Basic Training) позади. Каждый день большие нагрузки физические и психические - иногда очень тяжело сдерживать себя. Никакой свободы; но ничего, приеду в отпуск - оторвусь по полной программе.

10 марта я весил 136 фунтов, сейчас я вешу 160.

Хочется дотянуть курс молодого бойца, пройти AIT (дополнительное обучение) и приехать на постоянное место службы.

19 апреля 2000 г. 15.18

Этот день никогда не забуду. Подъем как обычно в четыре утра, Henry заболел- на нем весь наш взвод держится. Лодыжка с утра была в плохом состоянии (мне нужно всего лишь пару дней отдыха - но это невозможно в данной ситуации). Стоит очень жаркая и влажная погода. С утра зарядка и бег четыре мили - еле добежал. Потом пять км марш с полной выкладкой (все это время дико болела лодыжка), далее несколько часов нас обучали штыковому бою (мне очень это нравится- только тяжело, когда ты не совсем здоров) под палящим солнцем, далее были поединки на специальных палках - я победил Барнса и еще пару человек.  Долгий бой я бы не выстоял, приходилось полностью выкладываться в первые полминуты поединка.

 Потом был марш обратно.

Дико устал. Осталось 22 дня до окончания Курса молодого бойца.

Физ. экзамен недосдал из-за одного упражнения на пресс. . Ну да ладно, я разговаривал с сержантами, у нас будет через девять дней у нас опять зачет- его-то я точно сдам, если буду жив и здоров. В эту субботу будут экзамены второй фазы.. Сегодня среда.

Я даже не знаю - к доктору на прием что ли завтра записаться?  Лодыжки болят. Очень хреново бегать по утрам. Бляхя-муха, надо как-то дотянуть Basic Training- осталось 3 недели. Далее нагрузка будет полегче. Да уж, армия - это другой абсолютно мир.

21 апреля 2000 г. 6.41

Несколько минут черкнуть пару строчек. Вчера утром зарядка, марш 3-5 км, затем весь день развлекались с гранатами на жаре, я заработал значек "Expert", т.к. сдал семь тестов с первого раза. Гранаты взрываются громко. Лодыжка все еще болит. Если не бегать и не маршировать, лодыжка заживет за пару дней – мне нужно два дня покоя. Вчера со мной беседовал офицер – по-русски....

  Осталось добить 20 дней. Надо бы сходить к врачу.

  Получил фотку от Юли. Завтра тесты третьей фазы.. Послезавтра мой день рождения.

22 апреля 2000 г. 20.28

Дико-дико устал. Сдали все тесты. Мы сейчас в третьей фазе обучения. Поменяли флаги- сейчас синие. После тестов мы прошли полосу препятствий - интересное занятие, только устаешь от этого от всего сильно. Осталось сдать физ. зачет  на следующей неделе – предыдущий я не сдал. Осталось 19 дней. Завтра воскресение + католическая пасха + мой день рождения. Мне исполняется 24 года, блин. Стареем; время летит быстро; никогда не знаешь что случится через год или два, и где ты будешь или что будешь делать. Завтра у нас дежурство на кухне, блин, с пяти утра до 21-21.30 вечера - целый день на ногах.

26 апреля 2000 г.

15 дней до окончания курса. Наш взвод очень здорово поздравил меня с днем рождения. Напряженные дни - некогда писать.

29 апреля 2000 г.

 Осталось 12 дней. Досдали последние тесты вчера. Вчера также сдал PT test. 57 sit-ups (на пресс), 54 push-ups (отжимания), 14.05- забег на 2 мили. В понедельник уходим в лес- FTX (учения)- нам там не будут давать спать и будут гонять по всему, что мы прошли и чему нас учили.

10 км марш туда и 15 км обратно.

10 мая приедут родители - увидимся на несколько часов, Бог даст.

Устал. Ложусь спать.

30 апреля 2000 г.

  Осталось 11 дней. Завтра уходим в леса, обратно вернемся четвертого мая. Будет тяжело.

Сегодня у нас был отпуск на 2.5 часа, я, Хенри и Креншоу сели в такси и покатались немного по Форт Силлу, покушали, покурили втихаря - вкусили немного воздуха свободы. Позвонил родителям - их не было дома - оставил сообщение.

Жив, здоров- это самое главное, слава Богу. Осталось немного продержаться. 10-11 мая, Бог даст, увижусь с родителями. Потом с 15-го мая дополнительное обучение – то ли пять, толи четыре недели (опять новый коллектив), далее, неделя-другая в NYC (Нью-Йорке), потом- постоянное место службы , штат Вашингтон - очень важный момент, надо будет создавать имидж, служить хорошо, да и вообще обживаться, привыкать к новой обстановке. Дальше будет видно. Предстоит долгий и тяжелый путь, четыре года, двести недель, зато я явно стал развиваться и улучшать себя.

Заплатили мне сегодня $, за месяц получилось штука-четыреста чистыми. Я остаюсь должен около девяти тысяч. К Новому Году, Бог даст, расплачусь.

Хочется любви, нежности, ласки. Устал от постоянных испытаний. Что-то сегодня мне вспомнились Никита и Вика. Соскучился по Никитке, через три-четыре года его сюда вытащу. Я ведь даже не знаю где они сейчас. Как получу доступ к Internet - буду вести розыск через Коляна и Леху. С Викой мне было очень хорошо в постели. Интересно, с кем она сейчас спит? Вспоминает ли иногда обо мне? Мы ведь вместе прожили почти пять лет, и три года вместе воспитывали сына.

Сегодня был очень незанятый день, нам дают немного отдохнуть перед FTX (полевые учения) - в эти моменты иногда становится грустно.

Ровно год назад, в двадцатых числах апреля, мои родители купили дом в Нью-Джерси, я им помогал переезжать. Время летит быстро, блин.

15 месяцев я не видел Вику и Никиту. Иногда нахлынет, становится тяжело.

Жизнь продолжается. Посмотрим, что будет дальше, как лягут карты.

6 мая 2000 г.

 Курс молодого бойца почти закончен. Четыре дня и три ночи провели в лесу. Ночью жутко мерзли. За это время я поспал часов восемь-девять максимум. Неплохо постреляли и пошатались по лесу. Марш-броски были тяжелыми, но это все уже позади! В среду увижусь с родителями, в четверг- выпускная церемония!

Думаю о моем дальнейшем пути. Подумываю пойти в Airborn School (десантную школу) и Rangers (спецназ). Будет очень тяжело, зато после этого я буду очень суровый... Поживем- увидим.

07 мая 2000 г.

  Осталось 3 дня. Даже грустно немного. Зато через три дня увижу маму. Соскучился.

Чистили оружие весь день и убирались.

Думаю о будущем. Скоро AIT (доп. обучение), новый коллектив, новые люди. Будем приживаться. Не хватает английского; говорю с акцентом- ну да наплевать.

Очень хочу заняться любовью. Соскучился по ласке, по прикосновению, по женщине. Придет и мое время, будут и на моей улице пеньки гореть.

14 мая 2000 г. 10.48

Ну вот, я в Южной Каролине. Курс молодого бойца закончен. Была выпускная церемония. Повидался с мамой, с Семеном, они посмотрели, как я служу, пообщались, поговорили, был очень рад их видеть. Тяжело было расставаться, но что же поделаешь. Потом попрощался со всеми друзьями с Basic Training, никто не знает, увидимся ли когда-нибудь еще. Перелет в Форт Джексон был непростым - три самолета.

У нас в бараке оказалось несколько ребят с Форт Силла - сейчас со мной здесь мои товарищ Криншоу.

  Сегодня у нас был отпуск на несколько часов- шатались по Форт Джексону. Стоит жаркая погода- около 100* по F. Вчера со сранья был PT test- пробежал две мили за 13 минут 17 секунд, 54 push-ups (отжимания), 57 sit-ups (на пресс). Я думаю, что набрал 250 очков из 300. Я хочу 300 – по максимуму.

В понедельник начинаются занятия; опять придется привыкать к чему-то новому- но это все на пять недель. Интересно, отправят ли меня в NYC после этих пяти недель? Я бы хотел этого. В тоже время я хочу побыстрее оказаться на моем постоянном месте службы, в штате Вашингтон. Побыстрей бы расплатиться с долгами и купить машину. Но это произойдет ближе к Новому Году, не раньше, я надеюсь.

20.47 Сегодня вечером у нас инспекция. Надоели эти инспекции- но что ж поделать- служба, сам выбрал.

Здесь очень много девушек, некоторые симпатичные. Надо завести знакомство. За пределами базы мы имеем право одевать гражданскую одежду и провести одну ночь за пределами форт Джексон. Так что если с девочкой договориться и снять мотель на сутки- можно выпить и заняться любовью, в принципе. Не знаю, удастся ли - поживем-увидим. Главное, чтобы никто ни о чем не знал - тогда и проблем не будет.

17 мая 2000 г. 21.15

30 дней осталось провести в Каролине . Неплохо здесь - побольше свободы. Погода стоит жаркая. Нас обучают печатать на компъютере и составлять всякие документы- работа типа клерка, немного скучновато, хотя с другой стороны - компъютер это будущее, и эти навыки пригодятся в будущем. Я теперь по должности команир 1 отделения  57-го класса.  РТ (физра) здесь покруче, чем в Форт Силле, дисциплина значительно слабее, другие казармы.

Хочу побыстрее попасть на постоянное место службы и втянуться в определенную упорядоченную жизнь, купить машину, завести подружку и т.д.. Надоело жить в казарме, на глазах у всех - но что ж поделать. Вероятно меня пошлют помогать рекрутеру в Бруклине, что-то типа командировки, дней на десять-двадцать - я буду стараться, чтобы все было в порядке, постараюсь сдать все хорошо. Завтра с утра бег - 35-40 минут - 4 мили. Все, ложусь спать.

21 мая 2000 г.

Вчера и сегодня  два раза - шатались по "окрестностям"- купил кое-чего в PX (военном магазине), смотрели фильмы, сходили в бассейн. Завтра опять занятия. В пятницу был тест - я набрал сто очков из ста. Печатаю со скоростью 21-22 слов в минуту. Нужно 25. Добьюсь постепенно. У нас выпуск  будет 16 июня- потом, надеюсь, я поеду (полечу) в Brooklyn, N.Y., Fort Hamilton – помогать рекрутеру на 20 дней. А потом- Форт Луис, штат Вашингтон. Поскорей бы. Хочу пошуметь в Бруклинe немного, записать пару человек в армию, повидаться с родственниками (особенно с бабулей), попьянствовать в ресторане пару раз. А потом - Вашингтон, буду там обживаться. Побыстрее бы расплатиться с долгами, я еще должен девять- девять с половиной штук. Дело времени. Главное- служить ответственно, никуда не вляпаться и добиваться повышения. Но самое-самое главное - быть здоровым и целеустремленным.

Как хочется женщину! Плохо быть одному, хочу найти свою вторую половину.

Все, ложусь спать.

22 мая 2000 г. 22.33

У меня дежурство через 27 минут. 2 часа- с 23х до часу, на втором этаже казармы. Подьем в 4.12- у меня будильник на часах. Завтра с утреца- физра, и потом 2 теста.

Осталось 25 дней.

Сегодня печатал со скоростью 24-25 слов в минуту. Сегодня нас немного помучали на собрании. Ничего страшного, вот только ботинки почистить не успел и в душ не залез.

На улице стоит жаркая погода, днем около 100* F.

День за днем идут, время летит. Сейчас каждый вечер стараюсь минут 30-40 покачаться- хочу, чтобы я был более сильным, чтобы было побольше мышц.

Соскучился по родственникам. Хочу погулять по Бруклинy, по Манхэттану, подышать Нью-Йоркским воздухом - ведь прожил я там почти четыре года, много всяких воспоминаний.

Вспомнилась мне сегодня что-то ни с того ни с сего Виктория, моя бывшая жена, как-то даже в груди защемило. Я Никиту не видел уже 16 месяцев- уже совсем большой вымахал наверно.

Что-то я сентиментальным становлюсь от "безделья". Надо завести девушку и все пройдет само.

Странная штука- жизнь... Ничего, все будет ОК, Бог даст.

25 мая 2000 г. 21.26

 Сегодня дежурили на кухне весь день. Неплохо для разнообразия. 17 часов на ногах (с четырех утра до 21.00). Стихотворение написал пару ночей назад, пока был на дежурстве.

Почти закончилась весна,

И в Южной Каролине жарко,

Зеленой формы теснота,

А небо синее так ярко.

 

Хочу взлететь, уплыть, умчаться,

Туда, в страну моей мечты,

Любви там нити не порваться,

Там распускаются цветы. ..

Все, что мечталось мне холодными ночами,

Там все сбылось, и был я счастлив там.

Там женщины мои не изменяли,

Гармония, покой и счастье там.

Но это все фантазии пустые,

Прекрасно понимаю это я.

Ведь жить, сражаться, побеждать нам в этом мире;

Но помечтать охота иногда.

Зачем-то вспомнилась сегодня моя бывшая жена,

И girlfriend моя бывшая живет в глубинах сердца.

Мой сын растет в России без отца,

Я в армии сейчас- не знаю лучше места.

30 мая 2000 г. 20.35

Были длинные выходные - четыре дня. Пьянствовали с Криншоу два дня - пили пиво. Чуть было не вляпялись в неприятности. Все, больше шести банок за вечер не пью - т.к. если пью больше, то не могу себя контролировать с непривычки.  Не пил и не курил три месяца.

Надоела Южная Каролина. Хочу побыстрее поехать в Нью-Йорк или в Форт Луис.

 Очень скучно на занятиях - учимся печатать бумажки, разбирать документы. Хочется приключений.

 Сегодня был PT test.  64 push-ups, 58 sit-ups, 13.26 run.  251 points. Неплохо, но можно было бы и получше.

16 июля 2000 г. 12 p.m.

Не вел дневник шесть недель. В начале июня был неплохой FTX (учения)- я "застрелил" пять человек, меня не убрал никто. Я, кстати, занимал позицию замкомвзвода в Южной Каролине, правда platoon (взвод) был небольшой, всего лишь двадцать человек.

AIT (доп. обучение) кончилось 15 июня, в тот же день я был в Нью-Джерси, у родителей. Радостная встреча. Был очень рад всех видеть. Далее был HRAP- hometown recruiting assist programm- 20 дней помогал рекрутеру. Далее - 10 дней отпуска. Жил то в Нью-Джерси, то у Дениса. Пил пиво и курил в течении месяца, спортом не занимался. Сейчас лечу в Форт Луис, Washington, вернее, сначала в Seattle, а потом в Форт Луис, но доложиться надо сегодня.

Вся моя семья живет неплохо. Вот, только мама и бабуля иногда поругиваются.

Юлька встречается с парнем, вроде любят друг друга. Раскрутить мне ее ни за что не удалось, даже целоваться со мной не хотела - верность блюдет своему теперешнему парню. Она, правда, уже ему один раз изменила со мной - 29 февраля. Кстати, с тех пор я не занимался любовью ни разу, даже грустно как-то становится. Проститутками я брезгую, а может просто стесняюсь.

Ильдар уехал в Казань. Он скинул мне сообщение, что моя бывшая жена не только успела разойтись со мной, но и выскочила замуж второй раз, за Андрея Старшинова (!?), и у нее родился второй мальчик - сейчас ему четыре месяца. Она улетела из Нью-Йорка 2 февраля 1999 года, повидать родителей, и клялась мне в вечной любви; мало того, она забрала Никитку. После этого сообщения пьянствовал три дня, звякнул ей разок в Казань, разговаривали минут сорок, сначала ругались и угрожали друг другу, потом просто общались. Она хочет денег, я хочу общения с сыном. Поболтал с сыном минутку - он назвал меня "дядя". ******, короче. Даже алкоголь не помогает. Я так рад, что я опять лечу на службу - там меньше времени на сентиментальность, и все время новые люди, обстоятельства и события. Да и пора себя привести в порядок - физически и психически. А Вику я, оказывается, любил сильно. Она попросила выслать ей фотографии, как мы здесь жили - ну что же, вышлю, пусть тоже вспомнит. Уже ничего не переиграть по-любому.

Сейчас лечу в самолете. Не очень люблю перелеты.

Ну что же, через несколько часов начнется новая фаза - службы и жизни. Удачи мне.

А Вика, Юля да и я тоже- все заплатим за наши ошибки и грехи - рано или поздно. Так что надо стараться жить нормально и правильно, как тебе подсказывает совесть.

17 июля 2000 г. 16:42

Ну вот я в Fort Lewis. Вчера прилетел в Seattle, познакомился в аэропорту с девушкой- PV2(рядовая второго класса) Даниэл Баумгарден, 18 лет, из Пенсильвании. Нас послали в 525 роту- на неделю, пока заполняются бумажки. Из-за небольшого упущения я sign-in (отметился в прибытии) только сегодня, хотя я думал, что сделал это вчера. Как бы не получилось бы из этого проблем, т.к. рапортовать я должен был вчера. Из-за этого в 525 роте торчать придется несколько дольше, чем я думал - до понедельника. Шатались сегодня с Даниэл по Fort Lewis, разговаривали - общались, короче. Неплохая девченка, легкомысленная правда немного, юная. Мы с ней очень разные, она коренная американка, а я - эмигрант - с другой страны - есть о чем поговорить. Завтра у нас начинается бумажная волокита. Привыкаю потихоньку. Все новые люди, ни с кем почти не общаюсь, кроме Даниэл. Она по профессии повар. Пораньше лягу спать сегодня, подъем в 5:40, в 6:25- построение. Побыстрей бы разделаться со всеми бумагами и попасть в свое подразделение. Звонил сегодня в Нью-Джерси, разговаривал с бабулей. У них все хорошо- слава Богу.

Пока РТ (физра) у нас не начались, а это плохо, т.к. скоро у меня будет физкультурный зачет. Я ведь месяц ничем не занимался. Интересно, а можно иметь подружку - военнослужащую в армии, если сам солдат?  Я думаю, что да. Опять у меня сейчас переходной период - и в службе, и с девушками. Будем надеяться, что все образуется.

Я выяснил, что в Rangers(спецназ) можно идти если ты только гражданин. Плохо.

Погода здесь стоит не очень жаркая- 25-28 С* днем.

18 июля 2000 г. 19:07

1100- моя зарплата (не считая то, что мне платится за семью, но от этого я скоро откажусь- как только получу свидетельство о раэводе)

400- отчисление за долг (долг- 7,5- 8 тысяч)

400- на жизнь

Остается 300 баксов. Да, негусто. Надо купить машину и компьютер. И платить страховку за машину. $100 -страховка, $100- бензин (если машина на 8 цилиндров и ездить не очень много), $100- ремонт.

Так и получается впритирку. Ах, да, еще нужны деньги на покупку машины.

Вечером разговорился с соседом по казарме - хороший парень.

19 июля 2000 г. 8:04

С утра была пробежка, я с дури в самую сильную группу по бегу пошел. Чуть не сдох.

Не бегал пять недель почти, пока бежал, вспоминал сколько я выкурил сигарет и выпил пива. Легкие разрывались, в глаза. круги; особенно тяжело было бежать на холм.

Не хватает денег- надо платить долги, покупать машину и комп. Если пройду Airborn School (парашютную школу) - будут платить долларов на 150 в месяц побольше. С самолета страшно прыгать. Зато потом буду ходить в темно- красном берете. Посмотрим.

Вообще, много чего навалилось, новое место, новые люди и обстоятельства, новая служба, голова пухнет.

Прорвемся.

20 июля 2000 г. 18:36

Вчера вечером пъянствовал с ***** и Баумгарнер. Пили пиво. Нажрался как свинья, весь день болела голова и ходил как в тумане. Получил наконец-то приказ - меня направили в штаб 1го корпуса (?!).

Рапортовать я должен 26 июля. Посмотрим что за место.

 Сегодня вечером никуда иду, закинул белье в стирку, газетку почитываю. Хочу купить машину, но они здесь очень дорогие, да и денег нет. Посмотрим. Надоело пешком веэде таскаться, ничего не вижу, а кругом на базе и за базой очень красивые места. Надо бросать пить в таких количествах и курить.

Судя по всему, завтра у нас опять забег.

21 июля 2000 г. 22:53

Целый день занимался бумажками. С утра бегал с A group - road guard-oм. Чуть не сдох. Но уже чуть-чуть полегче.

После обеда взял в рент машину. Хиндай 2000 года. Не люблю четырех-цилиндровые машины. С другой стороны бензина мало уходит. Съездил в Seattle, покатался по городу (в одиночку), послушал русскую музыку. Класс. Проехал 120 миль. Ничего не пил- ни к чему это. Хотя сегодня пятница, вечер- все мои соседи где-то шатаются.

  Хотел в Канаду заехать, но потом передумал. Завтра хочу посмотреть машины, поездить по лотам. Может взять что-нибудь штуки за 3-4 штуки в рассрочку? Совсем хреново без машины.

Но если покупать тачку - опять все оформлять, бумажки всякие + страховка, и без того башка раскалывается - столько много всякой информации и дел.

Побывал сегодня на крыше специальной вышки для обозрения - классный вид Сиэтла.

Сейчас почитаю - и спать.

Завтра с 12 ночи до 12 дня послезавтра у меня первое дежурство.

22 июля 2000 г. 23.02

С двенадцати ночи до двенадцати дня у меня будет дежурство, надо будет доложиться через сорок минут - в 23:45. Был сегодня в библиотеке, вышел в Internet, сбросил письма Ильдару, Денису и Юле.

Поездил сегодня по дилерским лотам, на машины цены дикие. Больших восьми-цилиндровых машин почти нет (мне такие нравятся). Придется джип покупать, наверное. В рассрочку, само собой- иначе я не потяну. Очень нравится мне водить машину и слушать в ней музыку, а вот пить за рулем нельзя - это не Нью-Йорк - тоже хорошо. Если куплю машину, то придется затянуть пояс потуже - ни на что деньги не тратить.

Что-то как-то грустно и одиноко. Позвонил сегодня в Нью-Джерси, поговорил с мамой и бабулей - у них все ОК, слава Богу.

Когда же я получу первую часть моего cash bonus-a? Восемь штук я должен родителям - если куплю машину, то долгов будет еще больше. С финансами бардак - ну не финанансист я.

Часто почему-то вспоминаю Вику и Никиту, иногда Юлю. Мазохист я какой-то.

Просто мне нужна хорошая подруга - для души и тела. Всегда приятно, когда рядом родная душа. Не занимался любовью пять месяцев.

Постепенно привыкаю к одиночеству.

Ну все, собираюсь на службу.

23 июля 2000 г. 20:13

  Скучное дело - дежурство. Сидел с сержантом в Welcome Center в течение двенадцати часов. Прибыло всего 4-5 человек и было столько же звонков. Отвез одну семью в гостиницу. В основном смотрел ящик и лазил по Интернету. Интересная вещь- correspodenсe course. Ты берешь уроки- трех-четырех-пяти часовые по интернету, а потом сдаешь экзамен. Если сдать один четырех или пяти часовой урок- у тебя появится one promotion point. Люблю интернет. Надо будет купить комп и подключиться. $$$... Завтра у меня последний день оформления бумаг -  вероятно завтра я направлюсь на новое место службы в новую казарму. Посмотрим как что получится. Опять новый коллектив, новое место.

Ильдар по Интернету скинул письмо- у него все ОК, а про Вику он сказал, что надо забывать. Это я и без него знаю- не всегда получается. Надо быть равнодушным.

Хочу сделать свой website на Интернете- правда еще не знаю, на какую тему.  Компьютер - это будущее. И еще с Интернетом не так одиноко - в Форт Луисе у меня пока еще никого нет- деревня (военная, правда). Seattle недалеко - Бог даст, буду туда ездить по выходным, изучать окрестности. Да и вообще, надо прижиться к новым условиям, да и спортом заняться не мешало бы.

Короче, открыты все пути, надо только быть живым, здоровым и целеустременным.

Я уже неделю как в Fort Lewis. Служить осталось три года, семь месяцев и одна неделя. В армию я ушел почти пять месяцев назад.

24 июля 2000 г. 21:57

  Хлопотный день. С утра - пробежка две мили (со своей скоростью) - это было сравнительно легко. Потом душ, завтрак, потом я sвыписался из 525й и начал искать мое следующее место службы- шатался по разным подразделениям, из офиса в офис, наконец нашел; потом устраивался в новом бараке, всякие бюрократические формальности и т.д. Потом за мной пришли с нового места службы, показали мне мое новое место, но потом выяснилось, что я по допуску не прохожу- т.к. не гражданин США, потом начали звонить и выяснять - что же дальше со мною делать, и т.д. Завтра в девять утра должен явиться в кой-куда, со мной будут разговаривать и решать что делать.

Вечером раскладывал свои вещи, убирался в своей комнате. Я делю комнату с соседом - Mike Dunn. Ничего комнатенка. Лучше б конечно одному жить - но это все пока мечты. Душ и туалет - как обычно, на весь коридор. Выбора нет, да я и не жалуюсь.

Как жаль, что миновали времена,

Когда предательство и ложь карались сталью,

И для мужчин была реальностью война,

Для женщин верность и любовь манили далью.

 

Тогда отважен если ты и дух твой закален-

Добиться мог всего, чего желаешь.

Ты к женщние проложишь путь мечом,

Ты на дуэли всяких лишних убиваешь.

Прямей, грубей, честней намного было,

И, если путь мне враг перебежал-

Рассудит нас тогда холодная могила-

Я б злости много в сердце не держал.

 

И клятвы, и слова давались бы подумав,

Ведь коль солжешь - придется отвечать.

И, если слово дал- не мог ты вдруг раздумать.

***********************************

 

 

Записки русского в Ираке.

Имена и события изменены.

19 февраля 2003 года, 16:08.

 В прошлый четверг мне сказали, что мы отправляемся в Кувейт – я и Тревино, в составе сборной роты (по идее мы должны там заниматься почтой).  Последние несколько дней были сумасшедшими, я упаковывался, перевозил все вещи к Оле (она очень расстроена, плачет), происходили всякие брифинги, дополнительный трейнинг (на грузовиках с прицепами ездили и т.д.).  Все время сборный пункт – на базе в городе Ханау, в 60 км от нашей в Висбадене, т.о. приходиться все время туда-сюда болтаться.  Уже скоро мы должны отправиться.  Не знаю, что с машиной делать – у Оли нет прав.  Не знаю, сколько мы там проторчим – в теплых странах.

20 февраля 2003 года, 08:53.

Вчера приехали из Ханау в Висбаден в 21 час.  Потом поехал в Майнц, домой к Оле.  Сегодня рано утром приехал в Вибаден, нашел пару бумажек, которые требовали армейские бюрократы.  Сейчас сидим в комнате отдыха на базе в Ханау, ждем чего-то.  Нас едет 15 человек из нашей роты, из нашего взвода – я и Тревино.  Сколько же пробудем времени в теплых странах?

21 февраля 2003 года, 14:17.

Только что нам делали прививки от оспы (small pox).  Непрятные ощущения,  как бы кого не заразить.  Нужно постоянно держать ранку закрытой .  Разговаривал со мной сегодня взводный сержант, задавал всякие вопросы.  Неплохой мужик.  Все наши солдаты немного (а некоторые сильно) напуганы, никто не знает, что нас ждет впереди.  Да еще прививки идиотские не улучшают людям настроение.  Олечка часто плачет, расстраивается, но я ничего не могу изменить, я – солдат и если посылают – надо идти и выполнять свой долг.  В армии мне осталось служить 12 месяцев и 7 дней.

28 февраля 2003 года, 08:58.

Опять торчим в Ханау.  Прививка чешется.  Меняю повязку через день.

2 марта 2003 года, 18:23.

Вчера вечером простился с Олечкой, заехал за Тревино, и мы уехали в Ханау – ждать отправки.  Оля сильно ревела, жалко ее.  Она пока поехала жить к родителям.  Сейчас мы находимя в «доме ожидания», жде отправки.  Вчера вечером сильно разболелось место, где была сделана прививка – левое плечо, там воспалился лимфатический узел и от него идут какие-то красные жгуты.  Ночью почти не спал.  Весь день валяюсь в койке, дремлю и читаю, сделал вылазку пожрать.  Внушаю себе, что я здоров.  Болеть сейчас никак нельзя.  Звонил Олечке, мы любим друг друга, я думаю, она меня дождется.  Только у нас все наладилось, живем в согласии полтора месяца, а надо уезжать в пустыню.  Очень жаль.  Сегодня ровно 3 года, как я пошел в армию.  Осталось дотянуть 12 месяцев – а потом в Нью – Йорк с Олей, постараюсь в полицию устроиться.  Еще немного, еще чуть-чуть...  Настроение хреновенькое.  Ничего, прорвемся.

3 марта 2003 года, 10:52.

 Чувствую себя получше, тьфу-тьфу-тьфу.  Утром собирались, перепаковывали вещи, как обычно все меняется в последний момент.   Сегодня в 17 часов  мы должны все проверить, собраться, потом выдача автоматов.  Далее, уже ночью, мы должны ехать в другое место,состыковаться с другими   нашими частями, потом должны ехать куда-то еще, далее на военный аэродром – ожидать вылета.  В общем всю ночь будем кататься туда-сюда, а потом ждать борта.  Звонил опять Оле.  С родителями тоже попрощался.  В связи с улучшением физического состояния настроение нормальное.  Мысленно прощаюсь со всеми и с Германией.  Когда это все опять увижу?  Надеюсь, что все будет хорошо.

18:01

Сидим сейчас с Тревино в нашем вэне, в 19 часов должны забрать снаряжение со склада.  Потом – выдача оружия.  Опять звонил Оле.  Ненавижу прощаться.  6-12 месяцев – долгий срок.  Как раз наступает весна, все распустится, но не в пустыне, конечно, девушки оденут юбки и босоножки, откроются пляжи..но мы этого не увидим.  Какое-то у меня сентиментальное настроение..

  Постараюсь вести этот дневник более-менее регулярно, как это делал на учебке.   Плюс этой увеселительной поездки в том, что смогу долги выплатить.

  В последние дни стараюсь побольше спать, про запас, наверное.  Хотя – перед смертью не надишишься.  Опять начинается половое воздержание, первые пару месяцев будет тяжело, буду физически себя загружать, это помогает.

  Посмотрим, чем эта буря в пустыне закончится, будет ли война и что будет дальше.

4 марта 2003 года, 16:32.

 Денек был ужасненький.  Сейчас летим в самолете в Кувейт.  Первый раз лечу в гражданском самолете с оружием.(автоматом М16А2 и шестью рожками).Военного борта вовремя не оказалось и нас погрузили на Боинг 767.  Стюардессы бегают очумевшие.  Как приятно снять ботинки!

  Со вчерашнего вечера продолжается малоописуемая кутерьма.  Все на нервах.  Самолет сильно трясет.  Я не люблю всяческие перемещения по воздуху.  Все говорят и делают всякую фигню, наш КПД не более 30 процентов.  При лучшей организации отправки все было бы быстрее и эффективней.  Хотя начальникам нашим тоже непросто, их свои начальники шерстят.  Критиковать всегда легче.  Все же дурости хватает на всех уровнях.

22:25

 Время местное, кувейтское.  Прилетели.  В самолете вздремнул.  Постоянно приходится таскаться с кучей амуниции на себе и за плечами.  2 больших вещмешка кг по 30, да рюкзак, да автомат, рожки, каска (мое проклятие), противогаз, хим.костюм в спец. мешке и т.д. (это все мы постоянно перекладываем из автобуса в грузовик, из грузовика в самолет, из самолета еще куда-нибудь..).  Не дай Бог что потеряешь..

  До Кувейта добрались, но здесь бардак тоже.  Толком не спим и не едим вторые сутки.  Здесь около 20 С  и душно.  Куда именно нас в Кувейте отправят – хрен его знает.   Зато налоги перестаем платить с сегодняшнего дня!  J   Соскучлся по близким, как они там?

5 марта 2003 года, 19:49, день 1.

 Прошлой ночью спали на полу в палатке, нас постоянно будили и гоняли туда – сюда.  Само собою спали в форме с автоматами в обнимку.  Ночью было холодно, хотя мы в пустыне.  Утром и днем нас перебрасывали с Кэмпа Вульф в Кэмп Вирджиния.  Много физической нагрузки на солнцепеке.  Жалко, что не захватил солнцезащитных очков, сейчас страдаю.  Хорошо, что мы сюда прибыли в марте, к жаре, песку и ветру будем привыкать постепенно.  Здесь, в Вирджинии (базы в Кувейте названы по штатам) мы должны пробыть дней 10.  Посмотрим.  Нас поселили в большой палатке с деревяным полом.  Спать будем на раскладушках, когда выдадут.  Наш взвод разбили на 2 отделения.  Я сейчас зам. ком. 1 отделения – по должности.  2-3 бойца сегодня ушло искать душ – я не стал и пытаться – слишком много желающих.  Обтерся мокрыми салфетками.

20:58

 Приходил Тревино, сыграли в шахматы, я проиграл.  Счет пока 3:2 в мою пользу.  Даже в сортир приходится с оружием и противогазом ходить.  У нас идет постоянный учет наших причиндалов – автомата (мой номер 6231532), противогазов, касок, приборов ночного видения и т.д.

  Иногда у меня складывается впечатление, что тысячи людей занимаются всякой бесполезной херней.  Все пытаются командовать и бегают (и других заставляют бегать) как курицы без головы.  50% этой суеты можно было бы избежать.

  Начал  пару дней назад растить усы.  Сейчас все готовятся ко сну.  Во сколько завтра подъем – неизвестно.   Как там мои родные, интересно?  Надо ложиться.  Этому я научился в армии – спать, когда есть возможность.  Надеюсь, что большинство знающих меня людей вспоминают меня хорошими словами.

6 марта 2003 года, 13:20, день 2.

  Дни недели сливаются в одну ленту.  Каждый день – понедельник.  Весь день занимаемся какой-то херней.  Пока еще нет накатанной рутины.  2 минуты накрапывал дождик!  Написал письма родителям и Оле.  Свой адрес пока не знаю.  Никаких новостей не слышим, ничего неизвестно.  Нет даже радио.  Вроде мы находимся в 50 км от границы с Ираком.  Скоро нас должны поставить в смену на полевой почте.  Интересный  факт – мы еще в зеленом камуфляже, песочные форму  и ботинки пока не выдали.  Идиотизм.  В Германии многие ходят в песочной, а мы в Кувейте в зимней зеленой.

16:36

 Отправил письма, одно письмо пришлось вскрывать, потому что я туда чуть-чуть песка насыпал, а было нельзя.

Неизвестно, когда они мне смогут написать, т.к. пока не знаю своего адреса.

  В телефонный пункт здесь многочасовые очереди, а разговаривать можно только 10 минут.  В очереди стоять некогда.  Так что связи , кроме моих писем, с большой землей нет.  Поэтому наша служба на почте очень важна для солдат.  Все хотят получить весточку из дома.  Сейчас находимся на почте, вроде все выполнили.  Все неорганизованно, часто не по нашей вине, т.к. части постоянно перебрасывают с места на место.

  Сегодня, слава Богу, не жарко.  В палатке у меня есть свой собственный маленький участочек, как и у всех остальных.  Вечерами у нас бывают построения, нас пересчитывают, проверяют наше состояние, амуницию, толкают глупые речи ...  Устал я немного от армии.

23:48

 Пишу при свете оставшихся лампочек.  Сильная песчанная буря.  Мы прячемся в палатке.  Подпорки частично сломаны.  Стены сильно бьет ветер.  Морду я себе закрыл черной физкультурной шапкой, а снизу замотал банданой – как гангстер.  Пыль и песок повсюду.  Мы выслали поисковую партию – один боец потерялся.  Сегодня поспать не удастся.

7 марта 2003 года, 14:45, день 3.

 Пишу в сортире, здесь нет ветра.  Палатка опять накрылысь.  Сейчас будем опять ее поднимать.

8 марта 2003 года, 09:00, день 4.

 Вчера был очень тяжелый день.  Пытались восстановить нашу гигантскую палатку при сильнейшем  ветре с песком.  4 из 7 несущих столбов поставили, предвадительно зашив порваную крышу.  Замучались до полной одури.  Потом вкусили армейского идиотизма, после того, как мы устроились, нас выгнали из палатки, пришлось все снова собирать и упаковывать, тащить неизвестно куда, искать местечко на полу в чужой палатке.  Утром, со сранья, пришлось все тащить в 3 место.  Цыгане, блин.  Сейчас перекусили и ждем тренировочной атаки СКАДов.  Звучит как бред. Что-то я подзамучался.  Ночью было холодно.  Сейчас вовсю светит солнце.  Жаль, очков нет.

  Война – тяжелая работа.  Кто не прошел – не понимает это.

  Армия – как часы (не степенью отлаженности).  Стрелки на циферблате – боевые подразделения, а все те винтики, шпунтики, колесики внутри корпуса – это то, что эти стрелки поддерживает, все в целом составляет один механизм.  Как часто мы используем часы – раз в час беглый взгляд, но без часов нельзя.  Так и армия – как правило используется нечасто, но она нужна, ее нужно поддерживать и питать.  И в этом механизме есть маленькая деталька – SPC Basyuk, блин. 

  Сегодня наши пятые сутки в пустыне.  Никаких новостей.  Будет война или нет – но мы здесь, в пределах досягаемости иракских СКАДов.  Президент говорит, что у Саддама есть химическое и ядерное оружие.  Весело.

16:16

  Была учебная тревога, одевали маски.

  В кэмп Вирджиния 8 тыс. солдат, нам сказали.  Мы в 50 км от границы.  Сегодня день полегче, сидим  в основном в палатке, стираемся, амуницию в порядок приводим.  Нас должны скоро на другую базу перебросить.  Ходят слухи, что скоро нападем на Ирак.  Посмотрим.  Еще болтают, что мы заесь проторчим 12 месяцев.  Не хотелось бы.  Как там Илюха с Юрой, отправили ли их?   Ночью у меня должно быть одночасовое дежурство.

9 марта 2003 года, 16:45, день 5.

 С 2 до 3 ночи было дежурство.  Было холодно.  Не самое очаровательное ощущение просыпаться в 1:50 и вылезать из теплого спальника.  В 3 утра сходил и принял душ – здорово!  Сегодня была еще одна учебная атака, забились в бункеры в противогазах, с автоматами в ручонках.  Сегодня игрались с автоматами.  Потом проводили телефонную линию.  Потом разгружали грузовики.  Жрем сухпаек.  Тяжело в деревне без нагана.

21:28

 Когда же все-таки начнется война?  Ждать да догонять – самое плохое.  Если Саддам не начнет садить ядерным или химическим оружием, то мы его сделаем быстро.  Если начнет – всем будет херово.  Бог даст все закончится благополучно.  Играем с Тревино в шахматы.  6:3 в мою пользу.

10 марта 2003 года, 12:04, день 6.

 Я и Билброут загремели сегодня на хоз. работы по лагерю. Ходим, мусор собираем под солнышком, чистим душевые кабинки и т.д.  Все не так уж и сумрачно.   Ходим все грязные и пыльные.  Ногти перестал грызть (была у меня такая очаровательная привычка) – противно, все грязное.  Вчера изобрел простой способ стирать белье – берешь водонепроницаемый мешок, а он есть у каждого, кладешь белье,наливаешь туда непитьевой воды, немного шампуня, потряс 2 минуты,  потер, вылил воду, налил свежей, потряс, вылил – вот и все.  Белье высыхает быстро, пустыня однако.  Простиривается не идеально, но лучше, чем ничего.

  Сильно не хватает женщины.  Постюсь в этом плане.

  Вчера послали гонца в военторг, очередь – 3 часа, дали ему список на всех.  Я себе приобрел солнцезащитные очки.  Стало получше.  А еще у меня на шее висит специальная тряпка-платок, защищает шею и подбородок от солнца, когда ветер с песком, то и нижнюю часть лица тоже.  Такие вот бытоые зарисовки.  Пишу сейчас в тени от грузовика.  Ходят слухи, что нас введут в состав какого-то десантного подразделения.  Посмотрим.

13:20

Опять была учебная тревога.  Только мы не знаем, учебная или нет.  Жара.  Пот , песок, стресс.

22:09

Опять был длинный день.  Завтра подъем в 5 утра.  Надеюсь, что ночью не будет тревоги.  Сплю в форме, иногда ботинки даже не снимаю.  Сейчас в моем углу палатки заседает комндование – совещание.  Как закончат, нам скажут распорядок дня на завтра, потом пойдем спать.  Завтра, по идее, мы должны отправиться в распоряжение *** десантного подразделения,  интересно, придется ли нам с парашютами тоже прыгать?  Надеюсь, что нет, не люблю самолеты.  У каждого свои слабости.   Когда же начнется война?  Интересно, а если со мной что случится, дойдут ли эти записи до родных?  Надеюсь, что все будет в порядке и я вернусь домой живой и здоровый.

11 марта 2003 года, 09:38, день 7.

Ночью не было тревоги, но низко над нами летали истребители, все проснулись от гула.  Сегодня-завтра нас должны отправить к десантникам на границу с Ираком.  Иногда что-то грохочет вдали, все с тревогой вслушиваются.  Когда-же все начнется? 

12:34

Сидим в бункере 24 минуты в масках и полной выкладке, с хим.костюмом в мешках.  Опять тревога.  Стены в бункере холодные.  Да и не бункер это никакой, а так, убежище – бетонные стены с перекрытием, обложенные мешками с песком, две стороны открыты.  Надоело все.

12 марта 2003 года, 08:12, день 8.

 В голове вертится песня: «на белом-белом покрывале января, любимой девушки я имя написал, не прогоняй меня мороз, хочу остаться снова я на белом-белом покрывале января..»  Хорошая песня.  Сегодня – замечательное утро.  Ночью был дождик, сейчас пасмурно и не жарко.  Ночью тревог не было, слава Богу.  Через час должны раздавать патроны, боеприпасы.  Есть у нас один урод, Симсом кличут, я бы не хотел, чтобы у него заряженный автомат был в руках.  Симс – трус и гомик, очень не хотел сюда ехать, а теперь любыми способами пытается вернуться домой.  Вчера полночи пришлось играть в шахматы, все хотели со мной сыграть, выиграл 7 партий (по российским меркам я играю так себе), 3 из них

выиграл у ротного, капитана Пэйна, хороший мужик, кстати, 15 лет в армии.

 Сегодня Никитин день рождения.  Поздравляю, сынок.  7 годиков исполнилось.  4 года его не видел.

 Многие солдаты нервные и дерганные.  Ждем начала войны.  У нас много простуженных.  Я, слава Богу, пока держусь.  Температура прыгает – днем жарко, ночью холодно.  С утра какое-то грустное состояние.

13:06

 У меня появился обратный адрес.  Послал письма маме и Оле.  Может дней через 20 получу от них весточку.  Дней 7-10 письмо будет идти туда, столько же – обратно, если поменяем позицию – то еще дольше будет письмо искать меня по пустыне. 

  Сегодня мы забавляемся с радиосвязью и амуницией.  Погода ясная, жарко, все потные.  Постоянно, куда бы ты не шел – на тебе навьючена груда амуниции.  Ноги преют здорово в ботинках.  А что делать?

13 марта 2003 года, 08:20, день 9.

 Девятый день в пустыне.  Вчера ночью была песчанная буря.  Палатка выстояла, зато накрылось электричество.  Пользовались фонарями.  В пустыне ночь наступает быстро, сумерек почти нет – либо день, либо ночь.  Все в песке.  Форма, автомат, рюкзак, сухпай, зубная щетка – все в песке .  Много больных – чихающих, кашляющих, идет цепная реакция – заражаются другие.  Оспяная прививка на руке прошла.  Написал письмо бабуле.

21:14

Переволокли все свое барахло и причиндалы в другую палатку, на другом конце лагеря.  Палатка поменьше – только для нашего взвода.

23:47

 У нас во взводе полно внутренних проблем.  Все разлаялись.  Комроты на построении так же всем вставил, уже по другому поводу.  Все на нервах.  Побыстрей бы отбиться и спать.

14 марта 2003 года, 10:05, день 10.

Было построение в 07:45.  Перед этим нужно побриться, умыться, зубы почистить (поллитра воды на все это), почистить автомат, противогаз и ботинки.  Я обычно за час все это успеваю сделать, а потом помогаю товарищам или меня запрягают с каким-либо поручением.  Плохим солдатом быть намного легче.

  Сегодня жаркий безветренный день, десятый день нашего пребывания здесь. 

  Я прикинул, что у меня с трехлетним стажем в армии и в звании SPC (E-4) в месяц здесь получается 2200-2300 в месяц, т.е. около 70 баксов в день.  Нормально.  Плюс все льготы на семью (которой у меня нет), мед.страховка и обычная страховка.  Деньги я здесь почти не трачу – только на мыло и сигареты.  Надо еще долги платить.  Я всю жизнь в долгах.  Когда мы служим в тылу, в гарнизоне, получаем меньше и тратим больше, хотя и больше свободы.  Во всем есть свои плюсы и минусы.  Постепенно привыкаю к этой походной жизни.  Посмотрим, что будет дальше.  Если когда-нибудь вернусь в Нью-Йорк, то постараюсь опубликовать эти записки в русской газете.

16 марта 2003 года, 08:44, день 12.

 Два дня болел.  Сегодня чувствую себя получше, хотя все еще слабый.  Еще день-два и я приду в норму.

16:44

Работали на полевой почте.  Терпимо.  Каждый день приходится ходить помногу пешком с

полной выкладкой.  Еда – утром и в обед MRE’s (сухпаек), вечером можно пойти в полевую столовою – там дают горячую еду, но очередь около часа.  В столовую ходим в полной боевой тоже.  3 дня в столовую не ходил, болел, да и в очереди неохота стоять.  Написал сегодня письма маме и мистеру Вильямсу (он присматривает за моей машиной).  Когда же я начну получать письма?  В начале апреля, скорее всего.  12 дней в пустыне.

17 марта 2003 года, 07:58, день 13.

Меня и еще троих бойцов послали за водой и едой на склад.  Стоим, ждем грузовик.  Пару дней назад сержант Райс смог отправить e-mail  моим родным, что со мной все ОК.  У него связи в штабе, где есть Интернет и компьютеры.  Семен ответил, у них все в порядке.  Хорошо.

  Ждем начала войны.  Скоро шарахнет.

18 марта 2003 года, 17:50, день 14.

  Президент Буш объявил ультиматум Хуссейну.  Это знаит, что через день, два, три начнется война.  Все нервные.  Самое главное, чтобы Ирак не начал использовать химическое-биологическое-ядерное оружие.  Вторая опасноть на данный момент – это СКАДы, 50 км для них ерунда.  А все их сбить на подлете не удастся.  Я верю в судьбу.  Погибнуть можно и на дороге, и поперхнуться яблоком, да что угодно.  Смерть – плата за жизнь.  Поэтому, пока я живой, я стараюсь выполнять свой долг и поступать по совести (не всегда получается, но я стараюсь). 

 Целый день вкалывали как лошади на жаре.  Ручонки обгорели – я опрометчиво снял гимнастерку на пару часов при разгрузке.  Ничего, до свадьбы заживет! J

19 марта 2003 года, 14:52, день 15.

С утра ездили за водой и сухпайком.  Началась буря с утра, сейчас немного поутихло.  Второе отделение вкалывает на почте, а мы, первое, делаем мелкие хозработы и прячемся от ветра с песком в платке.  Сильно по всем соскучился.  В свободную минуту читаю «Войну и мир».  А впереди еще бесконечная череда дней в пустыне.  Постепенно привыкаю к мысли, что здесь я проторчу год.  Начнется ли завтра война?  Вчера было полнолуние.  Хочется почувствовать запах полыни и попить киселя, как готовит бабуля.  Размечтался.

20 марта 2003 года, 09:22, день 16.

Всю ночь ждали начала войны, почти не спали, общались с пацанами.  Общие проблемы сближают.  Через ночь у меня выпадают дежурства.  Идем на почту.

15:25

Мы (американцы) вдарили по Багдаду и другим точкам ракетами и перешли границу.  Иракцы гвозданули в свою очередь по нашим базам в Кувейте и  по Кувейт-Сити (я там был неделю назад).  Реакция мира неоднозначная (удалось посмотреть телек немного в штабе).  Россия против войны.  Сегодня было 3 учебных химических атаки.   Мы разгружали грузовики с почтой.  Бегали туда-сюда со всей амуницией.  Жара.  Все надоело.  Зато сегодня получил письма от мамы и бабули.  Очень обрадовался.

18:59

Опять была атака СКАДов.  Не разберешь иногда, когда учебная, когда нет.  Иногда что-то взрывается.  Кувейт – Сити в 30 км от нас, туда уже было несколько попаданий.  Никто ничего толком не знает.  Когда это все закончится, люди будут думать, что поступать нужно было так –то и сяк-то, будут подгонять основания под уже прошедшие события, сейчас же никто ничего не знает толком, история творится сейчас.  Посмотрим, чем это все закончится.

21 марта 2003 года, 11:39, день 17.

Напряженный день.  Были построения, пересчитывали дважды патроны у солдат.  На счет войны новостей нет.  Меня и Томаса должны зачем-то послать на другую базу, в кэмп Доха.  Пацаны попросили привезти им всякую мелочевку, составили список, если получится – привезу.  Устал.  Даже не то чтобы устал – застебался.  Армия учит терпению.  Зато идут деньги, будет чем платить долги.

14:48

 Было два близких взрыва.  Все умотали в бункеры.  А если ядерные заряды, то мы уже трупы.

21:14

 Несколько ракет сбили возле нашей базы.  До Кувейт-Сити несколько долетело.  Многие солдаты испуганы, срываются.  Один чувак бился башкой о бункер в истерике.  Сегодня был тяжелый день.  Все время везде ходил и ездил.  Наконец-то начала подходить наша техника – грузовики и джипы.  Кругом полнейший бардак и неразбериха.  «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется».  По слухам наши войска успешно наступают в Ираке.  Появились первые потери.

22 марта 2003 года, 08:14, день 18.

 Армия полна идиотизма и дубизма.  Так, наверное, в любой армии мира.  Скорее всего это продиктовано задачами, поставленными перед армией и способами их исполнения.  Все жестко структруированно.  Пирамида власти.  Любая ошибка, недочет на более высоком уровне отражается на всех нижестоящих.

  Ночь прошла спокойно.  Вчера вечером мы опять переезжали в другую палатку, уже в который раз.  Нас тасуют, как колоду карт.  Ночью было холодно.  В целом все в порядке, жив – здоров и выполняю свой долг.  Сегодня утром небо фиолетовое, прохладно, опять приближается буря.  Многие солдаты замыкаются в себе, многие срываются в истерике, во время налетов особенно.  У одного бойца умер брат в Штатах, но бойца все равно в отпуск не пустили.  «На войне как на войне».  Многим здесь нужна психологическая помощь. Перед сном, перед тем, как закрыть глаза, мечтаю о прошлом, о будущем, о близких, о женщинах.  Иногда всплывает какая-нибудь песня.

23 марта 2003 года, 10:55, день19.

Вчера получил письма от мамы и Семена, обрадовался.  Вчера легли спать поздно.  Сегодня с утра немного плотничал, а сейчас мне приказали отвезти начальство в штаб.  Отвез, сижу, жду.  Прошлой ночью на соседней базе один парень закатил пару гранат в палатку офицерам.  Есть убитые и раненые.  Стресс.  Погода тоже не очень – опять легкая буря.  Не мылся 4 дня.  Я не свинья, просто выматываюсь.  Падаю на свою раскладушку и мгновенно засыпаю.  Постараюсь ночью сбегать в душ.  Вчера ночью нам наконец-то выдали песчанную форму и ботинки.  Ботинки очень удобные и легкие.  Форму пока не одеваем, т.к. нашивки, имена и    «U.S. ARMY» не выдали и не пришили.  Ходим в зеленой.

24 марта 2003 года, 08:35, день 20.

 Разгружали коробки с почтой до 21:30 прошлым вечером.  Потом ходил мыться, полчаса в очереди простоял.   Пришел обратно, переоделся, пошел на переговорный пункт – звонить.  Простоял полтора часа в очереди.  Зато поговорил с мамой,  бабулей, Семеном и Славой.  Они за меня сильно переживают.  Потом звякнул Олечке, пять минут с ней поговорил.  Ощущения двойственные.  Рад всех слышать, но это травит душу, расслабляет.  Оля сказала, что квартира пуста без меня, поэтому живет с родителями. 

18:51

Вчера, когда возвращался с Феррелом с переговорного пункта, мы видели, как пара ракет сшибла какой-то воздушный объект – то ли иракский, то ли британский, то ли наш собственный.  Хрен его знает.  Сегодня во время обеда нас опять обстреливали, все умотали в бункер, потом сиреной возвестили химическую атаку, стало совсем весело, напялили на себя хим.костюм.  Было много испуганных рож.  Все случилось неожиданно.  Все обошлось.  Вспомнил князя Андрея из «Войны и мира» в Бородинском сражении.  Нужно находиться в одном месте, по тебе стреляют, а ответить ты не можешь.

25 марта 2003 года, 08:34, день 21.

 Стою в очереди в военторг.  Часа полтора еще стоять на солнцепеке.

16:42

 Утром купил сигарет себе и пацанам, да мелочь всякую – типа бритв.  Мне сегодня дали «выходной день».  Каждому человеку в нашем взводе решено давать 1 выходной, по очереди.  Нас 16 человек.  Я был первый по списку.  Этот день лишь относительно выходной, все равно участвуешь в повседневной жизни роты, ходишь на построения и т.д.  Полдня спал на раскладушке.  Весь день шел дождь(!?).  Почти вся палатка промокла.  Стирку устроить не удалось.  Минут 15 назад закончился очередной налет.  Сбегали в бункер на полчаса..  Все не помещаются, я обычно лежу за пригорком.  Привыкаем.  Некоторые психовали.  Слава Богу я обычно более-менее спокоен, не потому что герой, а просто верю в судьбу.  Если придет мой черед – я умру, если нет – буду жить.  Основные правила безопасности я выполняю, все остальное от меня не зависит.  Так и живем.

 Вчера вечером разгружали почту допоздна.  На хер выходной. Все сильно устали, физически и психически.

26 марта 2003 года, 05:35, день 21.

Вчера отбился поздно, поставили почту охранять.  В 5 утра началось мое очередное дежурство.

Не выспался.  В пустыне ветрище.  Светает.

27 марта 2003 года, 15:38, день 22.

Вчера вкалывали допоздна.  Потом удалось принять душ.  Здорово.  Был опять налет.  Надоело.  Постоянно все в напряжении.  Багдад пока вроде не взяли.  Пару дней назад у нас была минута молчания по погибшим.  В целом у меня все нормально.  Писем больше не получал.  Сильно их жду.  Сам пишу иногда.  Сколько мы здесь проторчим?

29 марта 2003 года, 08:45, день 24.

Очередная ракета долетела до Кувейт-Сити, упала в море.  Все как обычно.  Вкалываем.  Занимаемся хозяйственной текучкой.  Вчера отпала болячка от прививки оспы.  Остался шрам.  Ерунда.  Сейчас ждем грузовик.  После взятия Багдада мы долны там открыть полевую почту.  Так сказало начальство.  Поживем- увидим.  Писем не получал, жду.  Помылся.  Потом играл в шахматы с Молиной, он умудрился выиграть пару раз, ну и я его несколько раз.

31 марта 2003 года, 15:27, день 26.

 Разгружаем грузовики с коробками.  Жара.  Остался еще один трейлер.  Утром сегодня сделал турник по просьбе начальства.  Вчера вечером – шкафчик с полками для себя с Молиной (мы соседи).  Вчера меня взяли водителем, ездили с базы на базу.  Возле кэмп Нью-Йорк чуть не попали под теракт – самоубийцу на джипе, он взорвал КПП.  Пронесло.  Костлявая старуха все время где-то рядом.

1 апреля 2003 года, 13:37, день 27.

Сегодня с утра послали меня на 3 часа на курсы по «освежению памяти», я же еще типа санитар заодно.  Тягомотина и формализм, хотя все может пригодиться.  Позвонил маме и Оле.  Получил посылочку от родителей с очками.  Погода жаркая.  Сегодня только один грузовик.  Хорошо.

2 апреля 2003 года, 08:16, день 28.

Вчера вечером, после службы, играли с Молиной в шахматы, потом швыряли ножи в цель.  Сегодня утром убирали мусор.  Сейчас нас должны обучать правильному поведению на конвоях.  Ждем инструктора.

  Почти всем бойцам выдали песочку, мне нет, хожу в зеленой форме.  Будем ждать.

5 апреля 2003 года, 09:15, день 31.

Тяжелые, жаркие дни.  Получил письма от Оли, Сережи, бабули и посылку от ст. сержанта Мареро (не ожидал, было приятно, там еще были 3 письма от Ани).  Мне надо разбегаться с Аней, но я все не решаюсь.  Она хорошая девочка.  Как бы что с собой не сделала.  Но я с Олей, а не с ней.  Сволочь я все-таки.

  Опять жаркий день.  Наши войска взяли Багдад.  Скоро пойдем в Ирак, в Багдадский аэропорт – таковы слухи.

Настроение у всех получше, всем надоело торчать в Кувейте.  Все хотят домой.

7 апреля 2003 года, 05:30, день 33.

 Тяжелые пару дней.  Много физической работы под солнцем.  Плечи и скальп обгорели.  Через неделю должны двинуться в Ирак.  А так все по старому.   Получаю письма, пишу сам.  Прошлой ночью не спал, животом мучался.  Все в сортир бегал.  Сегодня получше.  Разелось много насекомых в округе – жуков каких-то, скорпионов пока не видел. 

8 апреля 2003 года, 05:44, день 34.

Все еще мучаюсь животом.  Жара.  Звонил в Америку и Германию.

9 апреля 2003 года, 08:25, день 35.

Вчера было 5 грузовиков с почтой и жуткая жара.  Надрывались.  Вчера все-таки отправил письмо Ане, сообщил о разрыве отношений.  Очень ее жалко.  Но у меня другая.

Получил посылочку от родных с противосолнечной мазью, одеколоном и т.д.  Спасибо.  Официально война почти закончилась.  Но партизаны постреливают.  Скоро в Ирак.  СКАДы больше не летают. 

  Скорей бы домой.  Где мой дом?  Германия, США, Казань?  Сам не знаю.

 

12 апреля 2003 года, 09:54, день 38.

Последние дни работал над техникой.  Устанавливал резиновые плиты на раме и мешки с песком.  Техника без брони, двери брезентовые..  А так хоть от осколков защита будет.  Дорога должна занять дня 3, если без поломок.

17 апреля 2003 года, 09:43, день 44.

Завтра выступаем в Ирак.  Пойдем конвоем.  Техника вся изношена.  Херово.

Сейчас мы все собираемся, пакуемся, чистим оружие.  Партизаны в Ираке шалят.  Отошлю-ка я сегодня этот блокнот родным в Америку, начну писать новый.  До свидания, кэмп Вирджиния, здравствуй Ирак!

17 апреля 2003 года, 16:46,  день 44.

Ок, продолжаю вести свой дневник. Первую часть я сегодня выслал своим родителям. А завтра мы отправляемся в Ирак. Сегодня мы готовимся, пакуемся, чистим оружие, всё собираем, грузим на грузовики с прицепами и HMMWV’s (High Mobility Military Wheeled Vehicle), в просторечии Хаммер. Завтра рано утром должны отправиться; посмотрим, как все будет на самом деле, планы у командования меняются постоянно. Я отослал в последние дни всё своё ненужное и дополнительное снаряжение в тыл в  Германию Илюхе. Все немного взволнованные и нервные.

22:23

Завтра подъём в 5 утра, потом последние приготовления - и вперёд, в Ирак. У нас только что было последнее построение/совещание. Всь вечер была нервотрёпка, последние приготовления, какие-то судорожные рывки командиров  т.д. Думал сейчас позвонить родитеям и Оле, но не стал - это займёт часа 3 из-за очереди, да и тревожить их ни к чему. Я себя чувствую нормально, слава богу. Что нас ждёт впереди? Дорога  будет длинной, со многими остановками; мы завтра отправляемся вместе со 130-ой инженерной бригадой. От нашей части нас едет 13 человек, плюс грузовик с прицепом и Хаммер.  Техника разболтана, может сломаться по дороге. Поживём - увидим. Удачи нам всем.

18 Апреля 2003 08:14 День 45

Спал 2 часа, проснулся в 5. Сейчас сижу в кузове грузовика с Йорком и Молиной. Вот-вот двинемся вперёд. Мы направляемс в сторону Багдада, куда-то в пригород, или чёрт его знает куда.

20 Апреля 2003 06:48 День 47

Двое суток в пути. Насмотрелся всякого - и в Кувейте, и в Ираке. По нам стреляли 3 раза в пути, голову натёрла каска - снимать нельзя по соображениям безопасности, но мы всё равно снимаем, когда начальства рядом нет. В Ираке люди, особенно детишки, бросаются нам буквально под колёса, клянча еду и деньги (нам запретили им что-либо давать, чтобы избежать несчастных случаев).  Я обернул 2 авторучки однодолларовыми бумажками и швырнул спиногрызам. Контакты с местным населением присходят по-разному. Вчера ночью мы заблудились, весь конвой. Ночевали 2 ночи в пустыне, я спал на крыше прицепа нашего грузовика. Иракцы очень бедны, машины встречаются редко и все разбитые, старые. Увидел старых знакомых: «Москвичи», «Волги», «Камазы». Люди одеты очень бедно. Домишки в основном глинобитные, маленькие. Население низкорослое. Много видел стад: верблюдов, овец, коров, попадаются ослики и женщины, сильно нагруженные хворостом. Некоторые

люди нам радуются, хотя мрачный народ попадается тоже. И партизаны пошаливают на дорогах, мы едем в полной боевой готовности и водим стволами автоматов из стороны в сторону. Местность здесь повеселее, появилась зелень, пальмы, есть хорошие места для засады. Заканчиваю писать, наш конвой отправляется.

21 Апреля 2003 10:02 день 48

Вчера утром наконец-то приехали в Dogwood - небольшую базу под Багдадом. Вчера, перед самым въездом а базу, наш Хаммер наконец-то сломался. Вчера его починили (поломка была пустяковая),  потом мы весь день устанавливали палатку, устраивались, разгружали грузовик с нашим снаряжением. Условия жизни тут похуже, чем в Camp Virginia (Кувейт); здесь мы сами соорудили себе душ, помылись наконец-то под тоненькой струйкой вонюченькой воды. Приятно быть чистым. Вчера ночью написал письма родителям и Оле, родителям послал ещё две плёнки проявлять, может дойдут. 

 Сегодня начинаем разгружать почту в 12:45  и до поздней ночи. Я теперь командир отделения. 4 души подо мною (прежнего командира отделения мы оставили в Кувейте). Сейчас нас 13 человек -  лейтенант, 2 сержанта, 2 командира отделения - один из них я. Забот прибавилось, а денег - нет. Но не всё в этой жизни из-за денег. А сегодня утром шёл мелкий дождик. Здорово! Сейчас все чистят оружие и противогазы, пишут письма. Сегодня 48й день в пустыне.

22 Апреля 2003 08:50 День 49

 Вчера вкалывали до 22 часов. Отослал в тыл остатки ненужного снаряжения: это часть спального мешка, физкультурный мат и т.д. Сейчас идём на службу. Семь недель в пустыне.

23:20

Вкалывали до 22 часов. Все устали. После службы бегал по лагерю, нашёл воду, помылся. Простирнул форму, бельишко. Устал, как собака. Завтра рано утром вставать. Люди в наших условиях сильно меняются.  Некоторые становятся очень жадными и эгоистичными. Я и сам не ангел, рычу на людей иногда, но по крайней мере помогаю товарищам, не ною и не жмотничаю. Каждому своё. Просто не люблю жадных. Ещё не люблю глупых и самоуверенных начальников. Как откинусь (отслужу), никто мне не будет прямо приказывать, что мне делать и как жить. Сегодня был жакий день. Ждесь, в Ираке, всё-таки попрохдаднее, чем в Кувейте. Всё, хватит, ложусь спать. Сегодня видели скорпиона - больше на песке постараюсь не лежать. Сильно по всем соскучился, скорей бы домой.

23 Апреля 2003 08:27 День 50

Моё бельишко к утру высохло, сейчас сложил его и убрал в рюкзак. Собираюсь на службу. К нам в поддержку прибыл 3й Platoon нашей роты. Сегодня мой день рождения - 27 лет. Года бегут. Бог даст, в следующем году отмечу день рождения как следует.

24 апреля 2003 08:23 День 51

 Очередной день. Вчера вкалывали до 18 часов - это замечательно. Потом, вечером, играли в шахматы. Наступает момент определённой психологической усталости - некоторые люди раздажают до невозможности. Так и хочется дать кому-то по башке. В этом грёбанном Dogwoode, где мы сейчас находимся, мы не должны долго оставаться, по крайней мере так говорит начальство. Нас должны скоро перебросить вперёд, на север. Посмотрим. Я хочу поглядеть на Багдад. Здесь, в Dogwoоde, нет ничего - мы сами построили душ, сортир и т.д.

Магазинчика нет, негде купить сигарет. У меня осталась одна двадцатидолларовая купюра - больше налички нет. Ничего, протяну как-нибудь. Вчера написал бабуле. Вчера мы устроили скорпионьи бои. Стравили 2 скорпионов в коробке. Дрались они плохо. У нас здесь никаких развлечении нет - работа, сон, еда, сортир. Насчёт сортира. Это 3 самодельных деревяных будочки с дверью по пояс на верёвочных петлях и 3 железных бачка на уровне земли, содержимое которых приходится сжигать ежедневно при помощи бензина, одновременно помешивая субстанцию.

 Я привёз с  собой несколько книг - читаю их, есло не очень устал. Как там мои родные, интересно? Как там Оля? Мне её очень не хватает. Очень не люблю половое воздержание. Когда я её увижу? Кто знает….  Дождётся ли она меня , и как всё будет у нас дальше?

25 апреля 2003 07:43 День 52

 Очередной день. Форма одежды сейчас каска и автомат. У меня происходят трения с некоторыми людьми. Через 15 минут начинается работа. Возникает много стрессовых ситуаций. Приходится держать себя в руках. Молина сильно изменился, нервничает, ведет себя хреново, выёживается. Мы все скучаем по нашим близким. Нам их сильно не хватает. Давно не было почты и возможности позвонить в тыл.

11:54

Сильная песчаная буря, но мы всё равно ворочаем эти проклятые коробки снаружи под напором песка. Интересно, устоит ли наша палатка? Должна. Мы её ставили на совесть. Все мы чумазые, как черти, глаза красные и полны песка. Защитных очков на складе на всех не хватило. Зашли в нашу палатку пожрать. Палатка напоминает духовку. Все мы в песке и пыли, стены палатки хлопают, как паруса. 52 дня в пустыне. Ненавжу пустыню.

26 апреля 2003  07:27 День 53

 Буря продолжалась весь день и всю ночь с короткими затишьями. Палатка устояля, хоть и раскачивалась сильно. Ночью спал плохо. На улице сегодня пасмурно. Давно не получали почту. Семён послал старшему сержанту Райсу  email, Райс ответил. Так что сейчас мои родител знают, что я в порядке и собщили Оле тоже. Как они там? В Германии уже весна. Скорее бы вернуться. И как это люди сидят в тюрьме годами - без женщн, без свободы, без ничего. Это очень непросто.

27 апреля 2003  07:25 День 54

Вчера произошёл интересный случай - я познакомился с одной русской девушкой моих лет, которая тоже служит в нашем батальоне, но в штабной роте. Она Е-5 (сержант), вышла замуж за американца. Приехала в США в 97 году (а я в 96) в возрасте 20 лет, как, собственно, и я. Она в армии прослужила дольше, чем я на пару лет. Мы с ней часок побеседовали, обменялись книгами, я взял Гоголя и пару дисков, а она 12 Стульев и Шукшина. Её зовут Неля, она из Харькова. Очень приятно было поговорить по-русски. У нас очень похожий background. “Мой адрес не дом и не улица - мой адрес Советский Союз». Все наши эммигранты похожи друг на друга выражением глаз, даже когда мы в форме. Погода с утра стоит пасмурная. Вчера был неплохой день, буря закончилась. Правда было жарковато. Я написал письма бабуле (поздравил её с 9 мая), Оле, а также в « Русский Базар». Скорей бы домой, соскучился сильно по всем. Но я себя готовлю к тому, что мы будем в пустыне до сентября - октября.

16:35

           

Через час я и Йорк заступаем на пост, на вышку у крупнокалиберного пулемёта. На 4 часа. Погода стоит жутковатая - бесится ветер, поднимает тонны песка. Видимости почти нет. Целый день вкалывали на улице снаружи, перекидывали коробки из трейлера в трейлер. Сейчас мы с Йорком перекусили сух-пайком у нас в палатке (которая на удивление ещё стоит), скоро уходим. Получил сегодня посылочку от Оли с противозагарным кремом, туалетными принадлежностями, мягкой игрушкой(?!) и отличным  французским одеколоном, а также парой русских дисков. Письма при посылке не было. Я немного по этому поводу расстроился. Она мне с самого начала говорила, что не любит писать письма, я тоже не люблю песок жрать, но иногда приходится. Нам сообщили, что на наш взвод в Кувейте лежат 2 мешка почты с посылками и письмами. Поскорей бы их получить. Там для меня наверняка что-то есть. Я сам пишу всем регулярно. Я сегодня заглянул к финансисту и обналичил чек на  $100. Иногда покупаю что-нибудь по мелочи, сигареты, военную фуражку,  баночку кока-колы с рук у иракцев и т.д. Ста баксов в месяц обычно хватает. Оле несколько дней назад выслал чек на $300. Мои долги уменьшаются понемногу. Сейчас я должен около 7 штук по кредитным карточкам. Если останемся здесь до октября, то отобью все долги. Посмотрим, как всё сложится. Не буду загадывать.

28 апреля 2003 12:43 День 55

Вчера весь день был ветер с песком. Ночью почему-то было очень холодно. Сегдня ясно и жарко. Лучше уж такая погода, чем буря. У тас во взводе происходит сейчас шахматный турнир, когда есть время. Я вышел в финал с Тревино. Настроение нормальное. Было приятно вчера получить посылку от Оли. Жду теперь писем. Вчера у нас накрылся душ (унесло ветром). Сегодня ребята мастерят новый. Ах да. Сегодня - Саддамовский день рождения, ждём терактов. Нацепили на себя всю амуницию, почистили оружие. Ну да ладно.

29 апреля 2003 19:46 День 56

Ночью обстреляли из миномётов. Целый день вкалывали, как лошади. Башня немного обгорела.  Устал. Сегодня 8 недель, как мы в пустыне. Что ещё? Вчера выиграл в шахматном турнире у нас во взводе. Играли поздно ночью. 10 минут назад подрались мой заместитель и командир 2-го отделения. Удалось быстро растащить. У всех шалят нервы, все одиноки и всем надоела пустыня. Досуга почти никакого нет. Тяжелая служба без выходных, без женщин, без выпивки. Это всё тяжело переносится некоторыми содатами. Приходится терпеть, быть выносливым, стараюсь не срываться.

 

30 апреля 2003 21:52 День 57

Вчера вечером удалось воспользоваться интернетом минут на 15 (спасибо Неле, помогла, её знакомые дали нам в штабе линию) . Скинул короткие письма Семёну и Илюхе, почистил свой почтовый ящик, поболтали с Нелей между делом.

            Сегодня весь день пахали, как лошади на солнцепёке. Ничего, терпимо. За апрель выплатили после налогов, чистыми $2,300. Нормально. Такими темпами к 1 июня я выплачу половину долгов. Останется ещё тысяч 5 - 6. Но не будем загадывать. Сегодня написал письмо родителям в New Jersey.  Сегодня вечером, после службы  пытался вздремнуть перед ночным дежурством - пришёл наш взводный сержант Райс, разбудил, потом мы пошди в штаб и Йорку, Фуентесу и мне выдали по награде от полковника за хорошую службу. Вот такие события за последние сутки.

 

2 мая 2003  19:17  День 59

В ночь с 30 преля на 1 мая у меня с Йорком было двухчасовое дежурство с 2 до 4 утра. Самое хреновое время. Патрулировали в полной боевой выкладке, охраняли наш участок.  Потом 1 мая цеый день работали. А вечером Фуентеос (командир 2 отделения) потерял свой автомат… Это очень плохо. Мы его искали несколько часов. Теперь у Фуентеса будут большие проблемы, а также у нас, у нашего лейтенанта. Автомат кто-то украл - это очевидно. Сегодня у меня было некоторое свободное время, удалось постирать, немного вздремнуть, потом пришла Неля. Поболтал с ней пару часов. Обменялись книгами. Она сказала, что смогла дозвониться своему мужу в Германию, но он устроил ей взбучку. Что она со мной общается (хотя ничего мы с ней предосудительного не делаем - нас всего лишь двое русских, встретившихся в пустыне на войне, да и я люблю Олю и изменять ей не собираюсь,   да и Неля от своего мужа без ума).  Так что Неля сказала, что мы больше не будем общаться. Ок, служил же как-то до неё. Ничего особенного, просто приятно было поболтать о нашей жизни в бывшем Союзе и иммиграции.

22:23

Пустыня располагает к размышлениям. Читал книгу «Past Lives”.  Появилась идейка - может стоит открыть мастерскую по производству масок и слепков с живых людей? Я бы хотел сделать маску с самого себя и повесить её на стенку.  Думал о том, чем буду заниматься после армии.  

3 мая 2003 16:44  День 60

Целый день искали автомат в полной боевой выкладке. Все стоят на ушах. Лейтенанта могут снять. На взводе чёрное пятно. Весь день ездили по различнм подразделениям, расспрашивали, искали. Очень жарко. Ночью у меня должно быть дежурство - патрулирование.

21:36

Подолжаем искать автомат. Устали до невозможности. Нас отпусили только пол часа назад. Поедаем сух-паёк. Завтра в 8:00 ротное построение.  Из Багдада приехал командир роты капитан Пейн. С 4 до 6 утра у меня патрулирование местности. Завтра опяь будем прочёсывать местность. Сейчас поменяю носки и бельё  - и спать. Не до душа. Сил не совсем. Всё, пошёл спать.

4 мая 2003 6:59 День 61

Дежурсво прошло рутинно, слава богу. Проснулся в 3:15 утра, заснуть удалось около 23 часов, т.к. нас 13 человек в платке, всё время кто-то отвлекает. День обещает быть жарким. Скоро постоение и опять будем искать этот грёбаный автомат. Все нервные. Нашему непосредственному начальству, если в ближайшее время автомат не будет найден, сильно дадут по шапке, да и вообще, снять с должности могут. Чёрное пятно на нашем четвёртом взводе, поэтому ищем усердно. Да и Фунтеса жалко - его могут понизить в звании, наложить разные взыскания и штраф. А он хороший товарищ и работник. Нельзя оставлять оружие без присмотра. Ночью, во время дежурства, сумел отправить по интернету пару строчек родителям. Благо дело в штабе на дежурстве был мой товарищ. Мои родные за меня беспокоятся. Хочу их успокоить и подбодрить. Как там Олечка поживает, интересно, Ужасно по всем соскучился. Сегодня ровно 2 месяца, как мы оказались в пустыне. Но ощущается,

как  будто рошло 2 года. Ну что же. Надо терпеть. Выбора нет, да и испытания закаляют и

очищают душу. Кроме того, я верю в «баланс»  - сейчас тяжело, значит в будущем будет полегче (и наоборот), всё со временем компенсируется и за всё воздаётся.

            Иногда мне кажется, что всё то, что случилось в последнее время, происходит не со мной, а скем-то другим; я иногда как будто наблюдаю за собой со стороны, как будто это кинофильм из моей жизни. Иногда мне кажется, что много тысяч взрослых и вооружённых людей собралось здесь на гигантскую тусовку с жёсткими правилами, оделись в военную форму и играют в дурацкие смертельные игры. Только в результате появляются трупы. Только вчера на подходах  к нашей базе взорвали Хаммер. Война - грязное дело, но без неё, видимо, человечеству нельзя. 

   

5 мая 2003  7:30 День 62

Армейский идиотизм идёт по возрастающей. Вчера искали автомат всем взводом в полной боевой выклдке. Прочёсывали местность (это совершенно бесцельно, т .к.очевидно, что автомат укрден кем-то и спрятан, скорее всего зарыт в песок, правда, непонятно с какой целью). Потом ночью у нас был обыск, перетряхивали всё и осмативали (ок, если бы кто-нибудь из наших украл автомат, то уж точно бы не стал в своём рюкзаке прятать). А это уже мне не нравится - это меня задевает, я ничего ни разу не украл за свою сознательную жизнь. Они многих оскорбляют этим, но я понимаю, почему всё это происходит. Все стали очень нервными и дёрганными. Многие срываются. Понаехало всякого начальства. Все ходят важные. Как павлины. Это меня так же раздражает. Они не понимают, что у всех боевое оружие под рукой с патронами, что не надо раздражать людей без надобности. Мы уже торчим в пустыне 3-й месяц, без семей, без любимых, без ничего. Не стоит играть с огнём. 

6 мая 2003 7:30 День 63

Вчера пол дня искали автомат в полной боевой выкладке (полная боевая выкладка - это форма наказания для всего взвода). Температура и без того была 30 градусов по Цельсию, а полная боевая выкладка  - это, как минимум 25 lb  и 10 градусов температуры. Вся форма у меня в разводах соли от пота. Армейский идиотизм не имеет предела. Вчера мы ещё долбили ямы, чтобы показать вышестоящему начальству, что мы энергично ищем автомат, хотя копание ям абсолютно бессмысленно.  Каждый день по нескольку раз я проверяю у своих солдат наличие оружия, противогазов, патронов и т.д.  Если ещё кто-нибудь из них что-нибудь потеряет, то и меня понизят в звании, как командира отделения. А я этого очень не хочу. Служить осталось меньше 10 месяцев, хочу дембельнуься в моём тепешнем звании. Сегодня ровно 9 недель, как мы торчим в пустыне. Курс  молодого бойца был тоже 9 недель. Когда же мы поедем домой?

7 мая 2003 7:56 День 64

Вчера вкалывали весь день на жаре. Страсти по автомату потихоньку утихают. Вчера постирал свою форму и бельё. 20  мая должен быть promotion board. Я решил пойти, но в сержантскую школу я не пойду точно. Осталось чуть больше 9 месяцев служить - какой смысл? Фуентоса перевели в моё отделение. Вчера сильно устал. Сейчас сержант Райс и я должны оформлять бумажки всякие - пойдём в штаб. Придется немного позаниматься перед  promotion board ,  ну да ладно, время пойдёт быстрее. А ещё я вчера получил initial counseling от сержанта Райса. Теперь до 25 мая мне нужно дать counselings своим солдатам. Очень не люблю я эти бумажные дела, а тем более на чужом языке. Если б была моя воля, весь мир разговаривал бы по-русски. Сейча жду своего начальника. Сижу на своей раскладушке и пишу эти строчки. Вчера написал письмо Илюхе.

8 мая 2003 7:29 День 65

Очередной день в пустыне. Вчера днём было очень жарко Двое солдат из нашего взвода почувствовали себя плохо, побелели все, поблевали. Пришлось мне их отвезти в клинику. Им поставили капельницы и положили в тенёк. Вчера вкалывали до 20:30. После этого удалось дозвониться до Америки, разговаривал с бабулей пол часа. Очень был рад поговорить (она тоже), услышать её голос. У родных всё в порядке. Поздравил бабулю с наступающим Днём Победы. Бабуля звонила в Казань, говорит, что Аня получила от меня письмо (в котором я сообщаю о разрыве), говорит, что Аня сильно расстраиватся и плачет, но ничего уже не переиграть - нужно было делать выбор.

20 мая у меня promotion board, к нему надщ готовиться, да ещё оформить кое-какие бумаги. А ещё надо писать counselings для моих солдат.

9 мая 2003 7:28 День 66

Сегодня День Победы, послал бабуле поздравления по почте, а так же позвонил на днях. Сержант Джонсон получил сообщение из тыла, что у него мама в плохом состоянии. Пару дней ушло на оформление бумаг, а сегодня с утра он улетает в Штаты. Что ещё? Фуентесу выдали новый автомат. Он ходит с ним в обнимку со счастливой рожей. Без оружия мы все чувствуем себя голыми. Вчера утром я вылечил все зубы. Сходил к военному дантисту. Он поставил мне парочку пломб и сказал, что они через месяц всё равно выпадут. Полевые условия, бляха-муха!

19:17

Стоят жаркие дни. Многие мучаются животами, многих рвёт и выворачивает наизнанку. Я теперь понимаю, каким образом в прошлом армии теряли людей в основном от болезней и плохих условий, чем непосредственно от пуль и ядер (походы князя Потёмкина на Азов в конце 18 века, например). Вчера написал письмо Оле. Вчера полночи не мог заснуть, всё думал, чем стоит заниматься в будущем.

10 мая 2003 21:56  День 67

Вчера вечером получил письма от Олиной мамы, от Илюхи и от бабули. Был очень рад. Ночью было дежурство. Пришлось дежурить лишний час, т.к. смена вовремя не пришла. Над нами всю ночь летали вертолёты. Ночью спал 3 часа. Потом целый день вкалывали на жаре. В редких перерывах читаю военые уставы, готовлюсь к board по мере возможноси. Вечером пытался дозвониться до близких - не получилось. Связь работает  хреново. Завтра ещё раз попробую. Не совсем хорошо себя чувствую. Ложусь спать.

11 мая 2003 18:47 День 68

Сегодня удалось всё постирать, даже спальный мешок. Погода была ужасно жаркая. Вечером смог дозвониться до Олечки. Она сильно скучает. Германия, говорит, вся зелёная. Говорит, что общается с моей мамой по телефону, что сейчас живёт со своими родителями. Ещё говорит, что Илья в апреле тоже уехал в Ирак, так что он где-то рядом. 141 батальон связи. Машина моя в Германии в порядке. Оля всё меня спрашивает, когда же я вернусь домой. Я не знаю, скорее всего  в сентябре, хотя я бы уехал хоть сейчас. Все очень хотят побыстрее вернуться домой. но пока нам приходится выполнять свой долг здесь. Мы все принимали присягу. Оля сказала, что написала мне 13 писем. Я получил только одно и одну посылку.

12 мая 2003  7:30 День 69

           

Сегодня утром пасмурно. Старший сержант Райс заболел - всю ночь сидел в сортире. Страдал животом, не спал.  Сейчас повезём в госпиталь. У нас многие солдаты мучаются животами и я тоже иногда. Стараюсь мыть руки перед едой, но иногда нечем. Скоро на службу.

            16:51

Очень жаркий день. Райс валяется, согнувшись в три погибели на раскладушке. Мается, бедняга, животом и тошнотой одновременно. Ему сегодня посавили 3 капельницы, чтобы поддерживать количество жидкости в организме. В 3 взводе двое таких же пострадавших. Я стараюсь есть только сухпаёк и пить только чистую воду. Неля со своей ротой через 2 дня уезжает в Балад. Ну да ладно, мы с ней всё равно мало общаемся в последнее время. Я очень рад, что вчера поговорил с Олей. Для меня очень важно, что она меня ждёт. Сейчас я сижу в Хаммере. Тень от крыши предохраняет от солнца, скоро на дежурство с 18 до 20 часов. Отличное время. Я люблю патрулировать местность.

            Нас было 16 человек во взводе, когда нас отправили на войну. Сейчас осталось 12. А задачи ставятся одинаковыею независимо от количества солдат. Где же сейчас Илюха служит? Он тоже служит в Ираке, может встретимся. Нам сообщили, что 18 мая нам скажут точную дату, когда мы уезжаем. Это хорошо. Так гораздо лучше, когда знаешь сроки возвращения домой. Мне кажется, что нас отправят в тыл в сентябре. Но я буду очень доволен, если нас отправят пораньше. Сейчас 17 часов, а всё  равно жарко. Очень много мух и все они очень наглые. Немудрено, что все болеют животами и рвотой. Блин, скоро опять натягивать аммуницию, бронежилет, каску и т.д. Вечером, когда все снимают гимнастёрки и ботинки, в палатке сильно воняет. Очень много солдат жалуются на тяжесть службы, ноют и тоскуют по дому, но я к этому отношусь немного по-другому: да, тяжело, но могло быть и хуже, как, например в Чечне или в Отечественную войну. Так что приходится терпеть, когда-нибудь всё закончится. Главное - быть психически и физически здоровым, быть оптимистом и знать, что родные и любимая тебя ждут. Всё остальное вторично.

 13 мая 2003 7:27 День 70

10 недель в пустыне. Сержант Райс всё ещё болеет - дизентерия, похоже. У Тревино заболело ухо (из-за этого он ещё до войны неделю лежал в госпитале). Людишки выбывают из строя. Меня пока Бог миловал. Ходят слухи, что мы уезжаем скоро в Балад. Посмотрим. Мне, в принципе, всё равно. ("Нам, татарам, один х.., что война, что Сабантуй - всё равно драться придётся"). Здесь, в Dogwood , условия жизни хреновые, ничего нет, кроме песка и скорпионов, может в Баладе будет получше. С другой стороны, в  Dogwood мы уже прижились.

13:01

Работать на жаре очень трудно. Люди взвинченные, нервные, ссорятся. Многие "выпадают" с солнечными ударами. Большому начальству всё равно, главное, чтобы почта шла плавно. Нас только что отпустили. Мы должны вернуться на службу в 18 часов, когда будет попрохладнее. Подремать сейчас невозможно, жарища градусов 120 по Фаренгейту. Мухи кружатся. Романтика, короче. Сегодня получил 2 письма: от брата Славки и Сони. Был рад. Постараюсь сейчас написать ответ. Лучше писать сразу.

14 мая 2003 7:34 День 71

Вчера вечером что-то случилось с моей поясницей. Мы перекидываем тяжёлые коробки каждый день. Острая пронизывающая боль. Сержант Райс оклемался вчера и сегодня заставляет меня съездить в госпиталь. Но врачи всё равно мало чем помогут, может  дадут болеутоляющее. Тело должно бороться само по мере возможности. Я верю в это. Может пройдёт.

           

15:35

Доктора сказали, что у меня сильное растяжение поясничных мышц из-за перекидывания тяжестей. Дали каких-то таблеток, сказали пить 3 раза в день. Но пить буду перед сном (или вообще не буду - мне ещё нужно ясное сознание). Послезавтра мы должны передислоцироваться куда-то севернее. Написал письмо маме.

15 мая 2003 17:23 День 72

Спина стала получше. Стараюсь не поднимать тяжести, но всё равно приходится. Сегодня целый день вкалывали на жаре. Ночью у меня дежурство. Пустыня ужасно надоела, жара, мухи, тяжелая работа, запах горящего дерьма, отсутствие общения и писем. До меня письма доходят - это хорошо, но многие письма не получают месяцами. Весь секрет в том. что нужно отвечать на письма - тогда и тебе писать будут. Люди постепенно дичают, злятся, конфликтуют. Я стараюсь держаться. Это непросто. Пытаюсь немного готовиться к  board, но тяжёлая работа и жара препятствуют этому. 

16 мая 2003 07:19 День 73

Вчера у нас был пробный board, задавали всякие дурацкие вопросы. И это после целого дня работы на жаре. Голова соображает с трудом. В палатку пришёл в 9 вечера, решил пару организационных вопросов, сполоснулся, прослушал 3 песни "Любэ" в наушниках и заснул. Проснулся в 6:20. Умылся, побрился, перекусил и сейчас повезу Фуентоса в госпиталь (он в своё время выбил себе плечо и сейчас унего хроические боли - может, врачи таблеток дадут). В ближайшее время долдно произойти 2 события. Это мой board и наша переброска в другое место. Сейчас утро, прохладненько. Это хорошо, но наглые мухи уже вовсю летают. Надо бы постирать свои вещи, но днём некогда, а вечером я обычно очень уставший. Ничего, как-нибудь постираю. Надо ещё где-то воду достать для этого.

22:41

Завтра в 10 утра мы должны отправляться в Балад. Об этом нам сообщили в 20 часов сегодня. Уаковываемся. Суета. Получил сегодня 7 писем: 3 от Оли, 2 от мамы, одно от бабули, одно от Илюхи. Оле успел написать полписьма. Дописывать буду в Баладе. На дорогах систематически постреливают снайперы и конвои попадают в засады. Бог даст, всё будет нормально.

 18 мая 2003 18:52 День 75

Вот мы и в Баладе. Добирались с приключениями. По дороге Йорк не справился с управлением грузовика с прицепом. Он обгонял трактор на просёлочной дороге и на полной скорости вылетел в кювет. Нас было 14 человек на грузовике и двух Хаммерах. Мы сразу же выставили боевое оцепление.  Мы разбились у безвестной иракской деревушки. Разбились в полдень, было очень жарко. Везде ходили иракцы. В конце концов мы справились своими силами, не сообщая на базу - вытащили гузовик, набитый под завязку, с прицепом, где находился генератор, при помощи иракцев и их кранов. Расплатились ящиком еды. Заняло всё это дело часа два - с 10 до 12 дня. Всё это время стоял в охранении. Под палящим солнцем в полной выкладке, пропотело всё насквозь. Потом мы добралсь до Багдада, оставили там на базе одного сержанта, потом приехали в Балад. Распаковывались уже ночью при свете фонариков. Все устали, как собаки. Пока мы расположились в разбитом кинотеатре. Это лучше, чем в палатке. Но у меня ощущение, что нас из кинотеатра скоро

вытурят. И опять будем жить на песочке в палаточке. Здесь, в Баладе, меня ждали 4 письма. Был очень доволен. Ответы писать пока некогда. Сегодня целый день вкалывали по-чёрному. Послезавтра у меня board. Валюсь с ног. Но нас скоро опять гонят на работу. Видел Нелю сегодня мельком, перекинулись парой слов.

21:20

Каким-то макаром несколько иракцев проникло к нам на базу. Сейчас их все ловят, включая нас. У всех заряженные автоматы под рукой. На крышу кинотеатра поставили пулемёт. Патрулируем окрестности. Мне это  интересно . "Жить стало лучше, жить стало веселее".

19 мая 2003 07:50 День 76

Вчера полночи простояли на посту - ловили иракцев. Постреляли вдалеке немного. В конце концов всех иракцев застрелили, нам сказали. Жизнь в последнее время стала напряжённая, интересная, правда устаю сильно, да спина побаливает. Завтра у меня, Леру и Джонсона board. Будем сдавать. Хотя мне, в принципе, почти всё равно, пройду я или нет. В армии я решил не оставаться, да и Оля против. Здесь, в Баладе, полно москитов и всяких разных насекомых. Ах да, вчера ночью в соседней роте кто-то потерял пистолет (судя по всему офицер). Опять начнутся проблемы в батальоне. Но это нас заденет только рикошетом. Самое главное, чтобы из наших никто ничего не потерял.

20 мая 2003 12:08 День 77

Сегодня сходил на board.  Получил 143 балла из 150 возможных. Третий сорт не брак. Шёл первым из 10 человек.  Так что я теперь promotable. Я доволен. Вся подготовка к board закончена. Баба с возу - кобыле легче. Утром болела спина. То ли мышцы, толи просто старый стал. Не надо поднимать тяжести, но приходится.

21 мая 2003 07:34 День 78

Вчера после обеда разбирали почту в самолётном ангаре, в теньке. Было здорово - не тяжело и не жарко. Вечером играли в шахматишки пару раз. Написал стихотворение. Долгов к 1 июня должно остаться около 5 тысяч. Спина по утрам побаливает. Может стоит начать пить таблетки? Но организм долден бороться сам. Домой мы скорее всего вернёмся в сентябре. Так что пчти ловина срока прошла.

22 мая 2003 11:27 День 79

Вчера целый день работали, не особо напрягаясь. Сейчас у нас организована "перевалочная база" для почты в огромном самолётном ангаре, так что существует определённая тень и ветерок, слава Богу, но все равно в тени температура  99 градусов о Фаренгейту. Это ещё при том, что лето официально не наступило. В целом мне Балад нравится. Сегодня я остался в кинотеатре присматривать за нашим лагерем, разбирал свои вещи и занимался всякими текущими делами. Думал о том, что делать дальше, когда вернусь. Поживём - увидим. Вчера ночью удалось скинуть сообщение родителям, что у меня всё в порядке.

23 мая 2003 07:21 День 80

Вчера была лёгкая песчаная буря. В Баладе они послабее, чем в Dogwood или Кувейте. Скоро на службу. Опять разгужать почту, коробки. Вчера читал книгу по скульптуре и немного рисовал. Я всё-таки хочу пойти учиться после армии, но и деньги надо зарабатывать в то же время. Ладно, разберусь, сначала с войны вернуться надо.

           

 22:22

Целый день вкалывали. Вечером в очередной раз пересчитывал патроны у солдат своего отделения. Блензол, сволочь, потерял 2 патрона. Я заставил его перетряхнуть все его вещи. Патроны нашли в конце концов. Проблем такого рода нам не надо. Итак на наш взвод смотрят, как на идиотов из-за потерянного автомата. Сейчас пишу письма. Дней через 10 нас должны перебросить в Багдад.

24 мая 2003 13:13 День 81

Получилось сходить сегодня в армейский магазинчик. Купил всяких мелочей и сигарет. Надо бросать курить. Уже 12 лет курю. Некоторые мои солдаты действуют мне на нервы. Приходится на них рычать иногда. Всё так надоело. Эта пустыня, эти люди, эта служба. Быстрей бы домой. Май заканчивается. Скоро июнь, лето. Погода стоит жаркая и сухая.

25 мая 2003 12:06 Лень 82

Работали полночи. Было хорошо, нежарко. В свободное время почитываю Гумилёва, а так же книги по теории скульптуры. Всё-таки жалко, что я в своё время не закончил университет, а поступал я туда ровно 10 лет назад, в 93 году. Года идут, время летит. Только здесь, в пустыне, ползёт. Всё суета сует. Что, интересно, ждёт меня через 10 лет? Иногда вспоминаю прошлое. Переигрываю некоторые ситуации в уме. Но уже ничего изменить нельзя. Надеюсь, что Аня на меня очень не злится. Одной девушке разбил сердце, другую сделал счастливой. Жизнь странная штука. Часто несправедливая. в 99 году, когда Вика (моя бывшая жена) уехала в Россию и увезла моего сына с собой, тоже было неправильно. Никиту уже не видел 4 года. Я тогда чуть было совсем не скатился и не спился. Был в глубоком пике. Жизнь она, как зебра - чёрное - белое. Просто нужно быть выносливым и принимать со спокойным сердцем подарки и удары судьбы. Но это не всегда получается.

26 мая 2003 12:31 День 83

Сегодня у нас должна быть ночная смена с 8 вечера до 8 утра. Через пару суток мы должны двинуться в Багдад. Это неплохо. Багдад ничего себе так. Проезжали мимо. Но опять всё нужно собирать, грузить, ехать (грузовик наш еле едет), обустраиваться на новом месте и т.д. Сержант Райс - порядочная сволочь. Постоянно действует мне на нервы.Или это просто эта пустыня.Вчера ночью смог позвонить в New Jersey.  Поговорил с мамой, бабулей, Серёжей. У них всё хорошо. Вчера написал письмо маме. Бабуле поздравление с Днём Победы шло больше месяца. Почта работает хреново, хотя пашем, как лошади. Сейчас читаю Гумилёва "От Руси до России". Занимательно, хотя со многими постулатами я не согласен. Эту книгу я купил в 95 году в фойе КГУ.

27 мая 2003 22:55 День 84

15 недель в пустыне. 12 часов пахали ночью. Погода была ужасная. Гроза, ветер, молнии. Ветер был сногсшибающим. Пластиковой подставкой для коробок мне вскользь звездануло по башке. Образовалась шишка. Искры посыпались из глаз в натуре. Вымотался. Днём поспал часов 5-6. Потом собирались, упаковывались, перегружали грузовики, заправляли топливом технику. В 22:30 удалось принять душ. Сейчас пойду спать. Получл сегодня 2 посылки от родителей - здорово. Прислали сухарей (я просил), музыкальных дисков, лекарство от поноса и т.д. Спасибо. Какой ещё долгий путь до сентября... Завтра выступаем в Багдад.

           

28 мая 2003 21:05 День 85

Ну вот мы и в Багдаде, а точнее в багдадском международном аэропорту, который сейчас певратился в нашу военную базу.  Добирались часа 3-4. Утром паковались, было построение и т.д. Шли конвоем в 13 машин. Проезжали через сам Багдад.  Запруженные улицы, масса людей, машин и домашних животных. Фотографировал по дороге. Багдад архаичен и немного варварский. Сегодня видел на улице в первый раз полицейских и женщин с открытым лицом и в босоножках (?!), но всё же в длинной одежде. Сейчас мы расположились в зале ожидания. Электричество еле-еле работает. Убирали сегодня помещение, обустраивались. Аэропорт неплохой, напоминает Франкфуртский. Только сейчас почти пустой. На взлётных полосах взлетают и садятся наши вертолёты. Вентиляция в аэропорту не работает, душно. Хотели выбить одно из окон, но не разрешили. В некоторых стенах дырки от пуль. На стене нашего зала ожидания висела большая аляповато-вульгрная картина на холсте. Пацаны порезали её ножами на сувениры. Я не запрещал. И себе тоже отрезал кусочек с вазой. Как только я её увозить буду. Поживём - увидим. Устал сегодня сильно. Завтра буду писать письма родным и близким.

30 мая 2003 19:53 День 87

Совершенно безумные дни. Вкалываем, как лошади. Свободного времени почти нет . накопилось много грязного белья. Нет времени стирать. 55 батальон тоже прибыл к нам сюда. Очень много знакомых лиц. Был рад видеть некоторых. Надеюсь, что мы пробудем с ними некоторое время. В аэропорту очень душно. Нет вентиляции. Все сильно потеем. Тяжело достать воду. Но это всё равно лучше, чем жить в палатке. Нет времени писать письма. Звонить не получается. Интернета нет.

31 мая 2003 21:38 День 88

Очень тяжёлый день. Жара. Не высыпаюсь. Получил письмо от Оли, написал ответ. Достал сегодня сигарет. Устал.

1 июня 2003 17:30 День 89

Вчера вечером смог позвонить Оле на 5 минут. У неё всё в порядке. Ждёт меня. Оля сказала, что Илюха где-то в аэропорту тоже. Увидимся мы с ним или нет? Вряд ли.  Смог постираться, поспать немного.

2 июня 2003 20:02 День 90

Подъём в 5:30. В 6:30 начали вкалывать. Сейчас 20 часов. Только что вернулись. Усталые и грязные, как свиньи. В душ надо ехать. Туда-сюда, плюс очередь, ещё час. Электричества в нашей части аэропорта нет. Письма писать или почитать невозможно, да и сил нету. Времени ни на что не хватает. Ничего, прорвёмся.

4 июня 2003 06:22 День 92

Пашем сутками. Писать некогда. Работаем, едим и спим.

21:47

Только что вернулись со смены. А встали в 5:30. Через 2-3 дня мы должны переехать из аэропорта в любимые палатки. У всех стресс, все на нервах. 3 месяца. как мы в этом регионе. Подъём в 5:30. Душ принимать не стал. Сейчас перекушу и спать. Я понял, что если уж служиь в армии, то только офицером. Они ни хера не делают, и все их уважают. Правда, им приходится принимать решения. а это дело ответственное.

           

6 июня 2003 06:10 День 94

Тяжёлая неделя. Некогда писать письма и дневник. Получил посылочку от мамы с сухарями, фотками, $20 и т.д. Было приятно, спасибо.

7 июня 2003 00:18 День 95

Нас е***, а мы крепчаем. Начальство затягивает гайки, давит на меня. Я давлю на своё отделение. Каждый день бесконечные грузовики с коробками и письмами.  Сегодня нашу базу очередной раз атаковали. Мы в повышенной боевой готовности. Завтра я еду боевым сопровождением на север на денёк-другой. Вчера опять переехали на новую боевую позицию. Три переезда = один пожар. Всё задолбало. Еле держусь, но держусь. надо писать письма, но некогда.

8 июня 2003 23:05 День 96

Очень интересный день. Сегодня ездил сопровождающим/ командиром конвоя из 2 грузовиков. Ездили в Балад и в Аль-Рашид (это под Багдадом).  Было пару опасных моментов. Застряли в пробке на рынке. Кругом тысячи галдящих хер знает что иракцев, а я в грузовике с гражданским водителем один. Два других моих грузовика отстали. Хорошо, что автомат душу греет и 197 патронов тоже. На обратном пути заблудилсь конечно же, т.к. карт и GPS нам не выдали, а дорогу мы знали приблизительно. Чуть было не сбили пару человек.  Во время разгрузки-погрузки грузовиков успел поспать в кабине трака. Я был командиром конвоя, состоящего из 3 грузовиков, трёх солдат, трёх водителей. Сейчас ложусь спать - завтра ранний подъём.

10 июня 2003 06:30 День 98

Проблемы, тяготы, заботы, тяжёлая работа, недосыпание, конфликты - это ежедневная реальность. Тяжело в деревне без нагана. Вчера написал письма маме и Оле. На днях нашли автомат Фуентеса. Он в Кувейте. Его кто-то украл и отправил на почтовом грузовике в Кувейт. У меня имеют место быть проблемы с Тревино. Тяжёлый какой-то период наступил.

22:57

Жизнь трудна, но, к счастью, коротка. Билброуд сорвал себе спину, попал в госпиталь. Сейчас его выписали. Он еле ходит на костылях, бедняга. Целый день вкалывали, как лошади. Температура 110-120 по Фаренгейту в тени. Спим 5-6 часов в сутки. Все измучались. Сегодня было ротное построение. Перед нами выступал заезжий генерал. Говорил, что нужно интенсивнее вкалывать.  Выступал полчаса. Лучше бы поспали.

12 июня 2003 18:43 День 100

Сегодня у меня "выходной" день.  Стирался, строил полки, разбирал свою форму и аммуницию. Было очень жарко. Ходят слухи. что мы будем в Ираке до декабря...  Хер его знает. Вчера целый день пахали. Познакомился и начал общаться в последнее время с двумя интересными людьми (SPC Newton and SGT Cathbirt). Вчера ночью сидели под луной и разговаривали обо всём на свете. Очень хорошие люди, хоть и  резервисты.  Приятно, когда есть хорошие люди вокруг. Сделал сегодня полки из мрамора и камня. Материал набрал из разрушенного дворца.

           

15 июня 2003 18:19 День 103

Последние 2 дня сильно болею. Что-то типа ангины или лихорадки. Сначала переносил всё это на ногах. но сегодня утром меня отправили в госпиталь. Мне там дали 48 часов постельного режима. Валяюсь у себя на койке целый день. Весь потный. Мне очень холодно, меня трасёт, хотя температура 120 градусов. Досаждают мухи. Последние две ночи почи не спал, бред, галюцинации. На ночь прячу автомат. А целыми днями, кроме сегодняшнего, приходится вкалывать, как прокажённым. Типичное рабство. Я теперь понимаю, как себя чувствовали рабы при постройке пирамид. Все вымотались. Но всё равно мне приходится  заставлять своих солдат выполнять свои обязанности. Проклятая почта - коробки, коробки, коробки, письма, бандероли. Контейнеры двадцати- и сорокафутовые. Когда их разгружаешь, то жара, как в шахте, контейнеры железные, тёмного цвета, под палящим солнцем. Коробки и мешки с письмами тяжёлые. Я обычно встаю в 4:50, всех бужу. В 6:00 выезжаю на службу (мы живём и работаем на разных базах - очень умно, блин). Потом целый день вкалываем, едем конвоем обратно около 21 часа. Ни на что времени не хватает. Температура днём 110-120 в тени. Напряжёнка с водой - тяжело достать. Пару дней назад у Джонсона случайно разрядился пулемет. Начальство рассвирепело и гоняло нас за это весь вечер. Дня три назад пацаны где-то достали бутылку виски (а у нас сухой закон). Я тоже хлебнул глоок, хоть это и строго запрещено. Когда же мы поедем домой? Ходят смутные слухи про декабрь. Лучше бы, конечно, в сентябре. Мне все пишут: моя семья, Олечка, Илюха, а им писать мне некогда. Вчера по полевому телефону смог дозвониться ди Илюхи. Он где-то поблизости. Может, приедет ко мне, пообщаемся.

16 июня 2003 16:53 День 104

Значительно лучше себя чувствую, хоть горло всё ещё сильно болит. Полдня спал, хоть было очень жарко. Написал всем письма. Отправил родителям посылку с сувенирами и книгами (для отвода глаз).  Благо дело, почтовый клерк - это моя хорошая знакомая. Удалось выслать иракскую медаль, чётки, два фрагмента картин, книгу на арабском и прочие мелочи. Вот такой вот список мародёра. Может быть, всё это дойдёт до Америки. Сувениры на память об иракской войне. Завтра опять на службу, что ж поделать. Долго сегодня думал, что делать в будущем. Скорее всего, женившись на Оле и оформив все бумаги, вернуться в США, пожить некоторое время у родителей, подать документы в полицию и пожарную охрану, доучиться, получить Bachelor's Degree. С деньгами будет пару лет туговато, ну ничего. Может быть за время службы в Ираке выплачу свои долги. Поживём - увидим.

19:16

 У нас в казарме (на самом деле это бывший продуктовый склад без окон и дверей, но зато с мышами) провели линию Интернета. Мучает ностальгия. А ещё зависть, если честно. Я тут торчу в пустыне, а кто-то в тылу девок щупает  и водку пъёт. Нехороший я человек, видимо.

21:00

Мы здесь вообще существуем как на другой планете или в другом измерении. Быстрее бы вернутся в нормальную жизнь. Сначала - в Германию. Дослужить, утрясти бумажки, вернуться в США, закончить колледж, найти хорошую работу, жениться, детишки чтоб пошли. Хотелось бы чтобы было так, ну а пока мы торчим в этом проклятом Ираке. Но кто-должен делать эту грязную работу. 

17 июня 2002 22:16 День 105

Вкалывали целый день на жаре. У нас проблемы с водой, не хватает. Приходится выкручиваться. Своим солдатам воду и жратву я могу найти. Сегодня смог найти Илюху!!!

Был очень рад его видеть. Побеседовали минут 15, сфотографировались, но мне надо было уезжать. Пока искал Илюху, наткнулся на австралийских и латвийских солдат. С последними поговорили на родном усском языке в самом сердце Багдада. Илюха обещал ко мне на днях приехать на службу. Устал я сегодня. Интернет у нас в казарме накрылся.

18 июня 2003 18:54 День 106

Сегодня вернулись "домой" пораньше. Ноги гудят. Как стемнеет, пойду приму душ. В обычный самодельный душ очередь очень большая, так я ночью за стенкой разрушенного сарая обливаюсь из ведёрка в кромешной тьме. Давненько не получал писем. Полдня сегодня что-то взрывалось. По нашей базе стреляли из миномётов, но все к этому привыкли и не обращают внимания.

19 июня 2003 18:45 День 107

Сегодня несколько человек, включая меня, строили душевые кабинки. Ньютон был за предводителя (это его детище), а я, Молина и ещё несколько человек помогали. Было очень жарко. Днём удалось немного вздремнуть. Неплохой день. Я люблю плотничать. Сегодня обсуждали извечную тему - когда мы едем домой? Олсен полетел в тыл сегодня, т.к. его срок службы в армии истёк. Олсен очень доволен.

20 июня 2003 12:10 День 108

Занимаемся душем, строим. Не спеша так строим. Смог сегодня сходить на Интернет. Оля пишет, что собирается уехать в Минск в конце июля на 4 недели на какую-то там практику. Я не хочу, чтобы она ехала. Одна вот так у меня съездила в 99 году уже.Соня прислала письмо. Она уехала в Москву в гости. Что-то все начали энергично в бывший Союз ездить, а я там не был уже 7 лет. А я торчу здесь, в этой грёбаной пустыне. Ничего, жизнь, как маятник, всё будет нормально.

20:31

Душ доделали. Днём удалось вздремнуть. Получил письмо от мамы. Бабуля собирается ехать в Россию в июле. Лишь бы ей здоровье позволило. Сегодня вечером на меня накатила какая-то тоска. Хочется вернуться в Германию. Не хочется, чтобы Оля ехала в Минск, но решать ей самой. Я её ни к чему принуждать не хочу. Она взрослая самостоятельная женщина. Больше о будущем ломать голову не буду. Война план покажет.  Главное быть живым-здоровым и уверенным в себе. Завтра - очередной замечательный день в пустыне, в этом раю. Терпение, только терпение. А как люди годами сидят в тюрьме? А Вторая Мировая?  Так что может быть и хуже. 10 лет назад я закончил школу и поступил в университет. Много чего поизошло за эти 10 лет. Мне уже 27. Надо дослужиь в армии и определиться по жизни. Всё как обычно. Целый день вкалывали. Становится немного полегче. А вечером играл в шахматы с одним чуваком. Сыграли вничью. Повезло ему. Мы живём большим табором - биваком. В старом разрушенном складе. Это лучше, чем в палатке. Каждый день конвоем ездим на службу и обратно в полной боевой выкладке на десятке машин (грузовики, Хаммеры). Снимаем всю аммуницию, запираем оружие и разгружаем почту. Потом, после рабочего дня, все собираемся, всё на себя надеваем, едем обратно. Магазины в автоматах. Приезжаем. Всё с себя снимаем. Душ. Еда и спать. На следующий день опять на службу. Вот так и живём. Мама сказала, что выслала мне ещё одну посылку.

22 июня 2003 14:46 День 110

Сегодня 22 июня, воскресенье. 62 года назад началась Великая Отечественная война. Она тоже началась в воскресенье. Сегодня у меня выходной день. Всё постирал, включая плащ-палатку. Всё высушил и разложил по местам. Вышел сегодня в Интернет. Блин, живём и служим здесь, как на другой планете. Ни хрена нет. Когда и если вернусь, обязательно поставлю Интернет. Это будущее, контакт со всей Землёй.

 23 июня 2003 18:49 День 111

Сегодня со службы вернулись в нормальное время. Целый день работали на жаре. Всё как обычно. В связи с тем, что работы убавилось, нас решили запрячь физкультурой по утрам. Мне уже всё равно. Обычно после того, как мы приезжаем в нашу казарму со службы, нашу форму можно буквально выжимать. Всё насквозь промокает от пота. Тем более, что на конвои мы ходим в полном вооружении: каска, бронежилет, вся упряжь, автомат с магазином, шесть магазинов в упряжи, две фляги по литру, противогаз на бедре. У меня ещё для полного счастья на поясе висит сумка с медикаментами. Но человек - это такое животное, которое ко всему привыкает. Ночью играли в шахматы с Ньютоном. Сегодня, может, ещё сыграем. Я последние пару месяцев свою голову брею бритвой через день налысо. Так легче держать себы в чистоте, да и лысею. Последние пару дней ходят слухи, что нас отправят домой в августе. Я уже ничему не верю. Когда сяду на самолёт, летящий в Германию, тогда поверю. Старший сержант Коулз уговаривает меня ехать к нему жить в Джорджию. Говорит, что там хорошо, красиво. Обещает с работой и учёбой помочь. Хочет, чтобы я стал учиться. Самое главное - жизнь, здоровье, оптимизм и сила воли. Жить можно где угодно.

24 июня 19:35 День 112

Целый день вкалывали, как лошади. Отрубилось электричество. Стоит жара. Что-то у меня довольно часто хреновое самочувствие. Это для меня не характерно. Этя война меня изнашивает капитально. Получил письма и посылку. Спасибо всем, мои дорогие, что не забываете меня. Мне сегодня в довесок к моим прочим обязанностям поручили наш последний Хаммер (наш грузовик и ещё один Хаммер уже накрылись). Теперь буду за Хаммер отвечать, всех возить. Кроме того, я командир отделения, я взводный санитар (всегда и везде таскаюсь с медицинской сумкой), я отвечаю за всё наше взводное оружие. Ну вот ещё Хаммер добавили.

25 июня 18:59 День 113

Подъём был в 4:50. Целый день вкалывали на жаре. Всё как обычно. Опять сильно болит горло. Нельзя мне прохладную воду пить. Особенно это чувствуется по контрасту с окружающей температурой...

Постоянно приходится бороться: с погодой, судьбой, почтой, иракцами. Сегодня ко мне приезжал Илюха, пообщались полчаса. Дольше не получилось, служба. У него скоро 2 месяца. как он на Ближнем Востоке. У меня скоро 4. Он говорит, что Оля меня ждёт. Я рад.

26 июня 2003 21:20 День 114

Много чего произошло за последние сутки.Сержант Райс сегодня улетел в Германию вместе с Билброут. У Райса будет операция на ноге, у Билброута сорвана спина. Мне пришлось расписаться за всё наше взводное имущество. Сегодня прилетел сержант Джонсон. Он теперь будет взводным сержантом. Но у него такое пофигистическое настроение, ему на всё

наплевать (У него мать больная в Штатах). К нам в казармы добавили сегдня ещё один взвод. Стало совсем тесно. Начинается какая-то неразбериха. Приходится бороться с обстоятельствами, с жарой, заставлять солдат работать и самому вкалывать - показывать пример. Приходится бороться с собой тоже заставлять себя вставать в 4 утра после 5 часов сна и тяжёлого дня. Приходится бороться со своими болячками (иммунная система здесь ослабла из-за климата, питания. постоянного стресса; в тылу я болел раз или два в году, а здесь почаще. Такие вот будни миротворцев. Отправлю завтра плёнку родителям.  Купил у Райса 2 ножа.

27 июня 2003 20:53 День 115

День был не очень тяжёлым. Полдня провёл на полевой кухне - помогал. Вчера у нас солдат подорвался на мине, когда ехал на Хаммере. Добрые иракцы нам подкладывают мины, бросают гранаты, обстреливают из миномётов, стреляют из гранатомётов из засады. Бог не выдаст - свинья не съест.

28 июня 2003 20:23 День 116

У меня сильно болит горло. На левой ступне кровавая мозоль.  Хреновые здесь условия. Подъём в 5. Обратно вернулись в 19 часов. Нашёл сегодня беспризорный автомат. Искали хозяина, не докладывая начальству, нашли.  Вчера снайпер застрелил нашего водиеля грузовика, когда он был в рейсе. Несём потери: то снайпер, то граната, то мины. Нас иракцы очень любят, только странно эту любовь проявляют. Я сейчас веду наш единственный оставшийся на ходу Хаммер. Каждый день с базы на базу. Когда же я вернусь домой ?(желательно не в цинковом гробу). Хотя смерти рано или поздно не избежать. Она - плата за жизнь. Так что бояться особо не стоит. Просто неохота огорчать близких людей. Да и сына в будущем увидеть хочется. Такое ощущение, что я в Ираке провёл полжизни.

29 июня 2003 21:06 День 117

Чувствую себя получше. Постирал всё и высушил. Читал книгу Акунина. Точил сегодня нож. Мне должны скоро присвоить следующее звание, а это значит, что я буду NCO (noncommission officer) , унтер-офицер, короче. Поверю, когда увижу эти лычки на гимнастёрке. У японцев есть вид поэзии - хайку. Это короткие стихи без рифмы. Мне нравятся.

Аня улетала в Россию год назад. Я и Илюха её провожали во франкфуртском аэропорту. Она плакала и говорила, что мы больше не встретимся. Но это всё прошлое, а жить надо настоящим и будущим.

30 июня 2003 21:28 День 118

Целый день вкалывали. Устал, было жарко. Болячки мои зарастают. Получил 3 письма. Завтра на службу.

 

1 июля 2003 20:51 День 119

Сегодня был лёгкий рабочий день. Это здорово. Силы постпенно восстанавливаются. Сегодня видел пару знакомых. С одной вместе служили в Кувейте, другая была у меня под началом в Германии. Было приятно их увидеть. Сегодня ночью у меня дежурство - охрана почты. Сумел залезть в Интернет, дал знать, что у меня всё в порядке. Завтра не нужно идти на службу. Буду отсыпаться. Даже сейчас, в 9 вечера, стоит сильная жара. Я весь потный, да ещё мухи летают. Постараюсь написать письма этой ночью.

2 июля 2003 19:57 День 120

Ночью было очень жарко, плюс насекомые и яркий свет. Обратно в казарму вернулся к 11 утра. Немного постирал, принял душ и поспал часов до 3-4. Потом смоим другом, старшим сержантом Коулзом посмотрели фильм на его маленьком плеере. Потом приехала наша рота, привезли мне письмо. Так хочется вернуться в Германию с этого Ближнего Востока, хотя какой он на хер ближний?

3 июля 2003 23:00 День 121

Сегодня было очень жарко и много работы. Завтра у всей роты выходной всвязи с Днём Независимости. Полроты уехало отмечать в Балад. Я решил остаться в Багдаде. Сейчас никто не спит. Слушают музыку, общаются. Моя мама и Оля много общаются по телефону. Сегодня поболтал немного на ломаном английском языке с двумя иракцами, которые привезли нам груз.   Было интересно. Сказал им, что я русский. они почему-то обрадовались. Ньютону сегодня дали очередное звание сержанта. Он молодец, заслуживает этого.

4 июля 2003 19:10 День 122

День Независимоси. С утра разругался с сержантом Джонсоном. Но ему пришлось расписаться за часть взводного имущества. Было жарко. Ньютон жарил мясо. После обеда сходил с Молиной в телефонный центр (кузов грузовика с 5 телефонами). Постоял в очереди, позвонил всем. Оля ехала в трамвае с Юлей, поболтал с Юлькой тоже. Сегодня ровно 4 месяца, как мы приехали на Ближнй Восток. Кажется, что прошло 4 года. Вся обстановка: жара, условия быта, служба действуют на нервы.

5 июля 2003 21:48 День 123

Встали в 5. Уехали на службу в 6. Приехали обратно около 20. Тяжёлый день, много почты. Было жарко (одно и то же пишу каждый день). Тревино интригует, не хочет, чтобы я получил звание капрала. Тревино объединился с сержантом Джонсоном. Да наплевать! Получу звание, так получу - нет, так нет. Но эти телодвижения я им в один прекрасный день припомню. За всё воздастся, и за хорошее, и за плохое. Позавчера в Баладе грузовик расстреляли из гранатомётов. 17 раненых, один убитый. Какие-то странные официальные числа. Ну спасибо, партизаны хреновы. Нашей разведке нужно действовать более расторопно. Солдат теряем каждый день.

6 июля 2003 19:31 День 124

Очередной день, ничего интересного. Такое ощущение, что с каждым днём становится всё жарче и жарче. Сегодня разговорился с хорошим мужиком - сержантом Фарли, 42 года, степень магистра по психологии, резервист, работает в тюрьме в Алабаме. Рассказывал про тюремную систему всякие интересные случаи.

13 июля 2003 20:26 День 131

Три-четыре дня болел. До сих пор побаливает горло. 11 июля меня повысили в звании. В конце июля мы должны отправляться обратно в Кувейт. А к началу сентября домой в Германию. Главное, чтобы было здоровье. Я мало что ем сейчас. Жара, да и неохота, подташнивает. Сильно похудел. Сегодня бабуля улетела в Россию в гости. В добрый путь.

           

14 июля 2003 20:21 День 132

День взятия Бастилии. Целый день вкалывали. Было очень жарко. Сейчас самая тяжкая пора года - середина июля. Жду не дождусь, когда мы поедем обратно в Кувейт. Только наша техника не дойдёт. Да и на дарогах по нашим конвоям из гранатомётов лупят партизаны. А что поделать? Таковы правила игры. Каждый  день погибают наши солдаты. А иракцев мы и не считаем. От судьбы не уйдёшь. Очень хочется ещё пожить, конечно, увидеть любимых людей, воспитать ещё пару пацанов.  

16 Июля 2003 18:23 День 134

Вчера целый день вкалывали, всё по-старому. Сегодня у меня выходной, всё постирал. Моя форма вся в соляных разводах, сильно потею под бронежилетом. Погода стоит жаркая. Всё время тянет спать. Этот климат, конечно, не для меня, но надо терпеть. У нас на днях открыли столовую, идти до неё, правда, 2-3 км, да очереди длинные, но всё равно приятно. Через пару недель мы должны отправляться обратно в Кувейт. Побыстрей бы, и чтоб ничего не сорвалось, а всякое бывает. Потом ещё с месяц в Кувейте – и обратно в Германию. Побыстрей бы.

22:30

Мы в полной боевой готовности, т.к. опасаются нападения иракцев и терактов. Отрубили свет. Все с оружием и патронами. Завтра – годовщина прихода Саддама к власти. Все немного испуганы.

18 июля 2003 19:49 День 136

Сегодня вкалывали. Было жарко. Иракцы  вроде особенно не прыгали. Илюха вчера приезжал, поговорили – пообщались с часок. У него всё нормально, может в сентябре – ноябре вернётся в Германию. Мы, вроде бы, тьфу-тьфу, не сглазить, через пару недель должны отправляться обратно в Кувейт. Опять всё упаковывать, грузить, ехать несколько дней и т.д. Да и в Кувейте ещё жарче; но всё равно это мы уже по дороге домой. Йорк должен скоро улетать в Германию, его переводят куда-то в Штаты (его два года « в  Германии» закончились). Написал emails маме, Олечке. Оля 20-го улетает в Минск. Написал ей, чтобы была осторожней.

20 июля 2003 6:26 День 138

Вчера весь день вкалывали; потом весь вечер читал русскую фантастику. Йорк сегодня уезжает. Вчера прибыла рота, которая нас должна заменить.

22 июля 2003 6:33 День 140

Всё по-старому. Жара, служба. Судя по всему (Бог даст), скоро домой, в начале сентября, я думаю. Поживём – увидим. Сегодня – 20 недель, как мы на Ближнем Востоке.

23 июля 2003 17:59 День 141

Спали с оружием прошлую ночь. Оружие, вообще-то, всегда рядом, стоит на специальной подставке, ключ у меня (для нашего взвода). Но прошлую ночь спали в обнимку с автоматом. Добрые иракцы атаковали базу. Но ничего, всё нормально. Всё надоело. Пора домой. Вчера написал письма Серёже, всей семье.

24 июля 2003 20:34 День 142

Ну вот, опять изменения в жизни. С завтрашнего дня  я взводный сержант.  Обычно эту позицию занимают Е-7 (SFC), со стажем 15-20 лет в армии. А я новый corporal. Правда, от нашего взвода осталось 8 человек с  LT,это на один squad (отделение). Но всё равно – взвод. Денег мне эта позиция никаких, конечно, не принесёт, а только гораздо больше ответственности и власти. Сержант Джонсон отправляется домой. Бегут крысы с корабля. Бог даст, ещё немного – и нас всех домой отправят. Очень хочется надеяться. Бабуля сейчас в России, беспокоюсь за неё. Написал сегодня письмо Семёну. Пытался позвонить сегодня, но очередь, увы, слишком длинная, не мог ждать, дела. На Интернет тоже давно не выходил, он не работает в последнее время. Как там мои поживают, как Оля?

25 июля 2003 21:38 День 143

Тяжела она, шапка Мономаха.  Весь в трудах – заботах в связи с новой должностью. Втянусь, Бог даст. Проверил email. Мама пишет, что бабуля навестила Никиту, что он совсем большой… Сердце защемило, блин. Ничего, я его в Штаты вытащу со временем. А пока пусть с матерью растёт. Получил письмо от бабули, которое она отправила ещё до поездки в Россию, очень хорошее. От Оли писем не было по Интернету. Звонить пока возможности нет, вернее, времени.

27 июля 2003 19:34 День 145

Тяжело в деревне без нагана. Сильно выматываюсь с непривычки – взводным сержантом не очень просто быть. Хожу сейчас на совещания взводных сержантов. Приходится проводить всякие мероприятия . Ничего, как-нибудь уж. От мамы получил два письма, одно от бабули,  было приятно. Ответы, правда,  некогда писать.

30 Июля 19:34 День 148

Тяжело, всё-таки, быть взводным сержантом. Приходится решать  много всяких вопросов и проблем, договариваться с людьми, ходить на совещания и т.д. Сильно достало. С другой стороны – это неплохой опыт.

Насчёт возвращения домой ничего не слышно. В Кувейт пока не едем, не известно вообще, поедем ли. Нам сказали, что мы можем остаться на год на Ближнем Востоке. Это, конечно, хреново. Я стараюсь ко всему спокойнее относиться. Не всегда удаётся.

Получил email от Оли и мамы, ответил. У них всё ОК.  По мне скучают. Я тоже. Пишу дневник в последнее время не каждый день.

Думаю, что после армии стоит всерьёз заняться скульптурой.

1 августа 2003 19:37 День 150

Напряжённые дни. Через несколько минут пойду на ротное совещание. Вот уже и август.  Когда домой – не известно. Сегодня в 4 утра меня разбудил мой друг SSG Коулс и мы пошли звонить . Поговорил с мамой, был очень рад слышать её голос. Оле позвонил 2 раза – оставил сообщение на сотовый, трубку не брала. Вчера приезжал ко мне Илюха, мы с ним 2 часа беседовали на разные интересные темы.  Запомнится этот разговор надолго.

Ну вот, пошёл на собрание.

2 августа 2002 22:00 День 151

Кручусь по 16 часов в сутки. Одного солдата отправил в Dogwood в госпиталь – у него плечо повреждено. Сегодня Бланзол порвал себе мышцы на икре. Возил его к доктору, он сейчас на

костылях, завтра его осмотрят ещё раз; говорят, что может потребоваться операция. Потом ходил с докладом к ротному сержанту и лейтенанту. Ну а обычная служба – помимо всего прочего. Устал, как собака.

3 августа 2003 20:55 День 152

Жара и заботы.

4 августа 2003 20:58 День 153

Один мой солдат нарвался на подполковника сегодня, когда покупал лёд у иракца. Пришлось докладывать начальству. У другого на ноге порваны мышцы, таскается по докторам; мне приходится это всё организовывать. У другого хроническая боль в плече. Отправляю его с конвоем в Балад.  Там госпиталь хороший.

Сегодня 5 месяцев, как мы на Ближнем Востоке. Ну а помимо всего – обычная служба, жара, построения, ездим конвоем каждый день и т.д. Приходится лавировать между начальством и солдатами, выполнять задания и т.д.  Зато скучать не приходится, хотя и устаю сильно.

5 августа 2003 21:43 День 154

Фред, водитель грузовика, которого я эскортировал месяца 2 назад, взорвался на мине вместе с грузовиком. Хороший был мужик, бывший солдат.

Надеюсь, что я живым вернусь домой, Бог даст.

А так всё по-старому.  Жара, тяжёлая служба. Блензола отправили в Догвуд, ему может потребоваться операция на ноге. Людей во взводе почти не осталось. Когда нас отошлют домой? Похоже, что не скоро. Написал письмо бабуле, она в России. Приедет – прочитает, будет ей приятно. Ещё отослал плёнку родителям, пусть проявят, посмотрят.

6 августа 2003 21:32 День 155

Сегодня нам сообщили, что скорее всего мы здесь будем до февраля следующего года. У нас было совещание командного состава. Сказали солдатам пока не сообщать.  В моём случае, если не отменят дембеля в связи с войной, я должен буду уехать в начале декабря, за 90 дней до  дембеля ( “100 дней до  приказа”). Это всё означает, что торчать мне здесь от 4 до 6 месяцев.

Да… блин. Со всеми вытекающими последствиями.

Сегодня был очень напряжённый день. Весь день носился, как угорелый, решал вопросы. Сегодня была страшная жара. Градусов 50 по С, не вру. Полдня провёл за рулём, вся форма запотела. Сегодня Илюху сподвиг помочь мне  найти одно место. Сильно устал. Сейчас ложусь спать. Надеюсь, тревоги не будет.

12 августа 2003 21:36 День 161

Долгий день на службе.  Ротный сержант ушёл в отпуск.  (!?) По семейным обстоятельствам. В свободное время играю в шахматы. Наконец-то нашёл достойного партнёра из 1 взвода,  Нолмарка – он у меня выигрывает пока – 5:1. Давно меня так не обносили.

2 взвод через несколько дней посылают в Балад. 5 человек отослали в Каркук.

Торчим мы на Б. Востоке уже 23 недели. Терпение, терпение…

22 августа 2003 16:38 День 171

Дни идут один за другим… Внутри, в душе, многое изменилось…

24 августа 2003 года, 20:53, день 173.

 1)  Судя по всему домой я отпралюсь в конце октября.  Как приеду в Германию нужно будет решить кучу дел.  А главное – разобраться в личной жизни.

2)  Обыграл в шахматы всех в роте, даже Холмарка.  Он играет очень хорошо по сравнению с остальными.

3)  Личный вопрос.  Аню мама пригласила в США, хотя маме я и говорил, что у меня с Аней все кончено.  Аня сейчас живет у моих родителей.  Какие-то чувства у меня к ней все-же сохранились..   Оля меня ждет в Германии.  Обе меня любят.  Шлют письма.   А я к обеим отношусь с симпатией.  Короче, бред все это, сантименты.  Время покажет.

4)  Познакомился сегодня с украинским офицером Димкой в столовой.  Общались около часа, обоим было интересно.  Он майор, 32 года.  Ходит в тельняшке под гимнастеркой.  Сказал, что здесь еще несколько офицеров с Украины.  Сам я видел словаков, латышей, поляков, болгар, итальянцев, австралийцев, британцев..

  Завтра в 5:30 физра.  Подъем в 5.  Сначала встаю сам, потом бужу своих бойцов.  Сейчас у меня 6 человек под началом.  Присматриваю за ними, решаю вопросы.

  Соскучился по гражданке.  В армии осталось служить полгода.

  Илюху тут недавно чуть не взорвали на конвое, бляха-муха.  Осторожней, братишка.

29 августа 2003 года, 23:03, день 178.

 Вчера вечером я приехал со службы, а меня в казарме встретила Неля, та русская девушка!  Мы не виделись месяца 3.  Пошли в столовую, а там встретились с украинскими офицерами (я с ними со всеми перезнакомился), после приема пищи сидели на берегу озерца, общались.  Хороший чувак – капитан Доженко, Саня, мой ровесник.

  Сегодня встал в 4 утра, сходил позвонить в Америку, бабуля вернулась из России, ей понравилось.  Поговорил с Аней тоже.  Она за меня борется...Двоякое впечатление, непонятно все.... Оля тоже ждет.  Надоели эти проблемы.  Нельзя играть с чужими сердцами.

  Сегодня у меня был выходной, пошли с Нелей на базар (здесь на базе он открылся на 4 дня).  Финчасть была закрыта, деньги не смог снять, стрельнул у Сани сотку.  Купил маме подарок на день рождения – монистро, серьги и браслетик, серебрянные.  Сегодня же и отослал.  Бабуле и Ане выслал по коврику.   Сане долг отдам завтра.  Сегодня Нелин боец подстриг Саню (он к нам приходил), потом мы сидели втроем и травили анекдоты.  Неля с двумя подчиненными должна скоро лететь в Турцию в командировку.  Интересно все это.

  У меня мышление и планы сильно меняются в последнее время.  Ни Оля, ни Аня меня больше не устраивают... Не люблю я их...  А жениться я могу и в 30, и в 35, куда торопиться.

1 сентября 2003 года, 23:18, день 181.

Неля все еще живет с нами.  Вечерами с ней общаемся, а так же с Саней и Димой.  Разговариваем на всякие темы.  На службе достаточно напряженно.  Голова полна новых мыслей и планов.  А на счет Ани и Оли – разбегусь с обеими.

5 сентября 2003 года, 21:17, день 85.

Мы уже здесь полгода.  Неля вчера уехала.  Скучно без нее.  Она нарисовала мой портрет, а я ей подарил несколько своих поделок из пластилина.  Суета на службе.  Оля пишет мне письма, спрашивает, почему у меня охладел тон.  А я сам не знаю.

Двенадцать стран я обошел или объехал,

Кой-где я с автоматом побывал,

По небу я летал, по полю пехом,

Страдал, любил, бежал или искал.

Наверно мне пора определиться,

Что делать мне уже и где мне жить,

И надо бы на что-нибудь решиться,

У Гамлета быть может мне спросить?

Мне белые березы ночью снятся,

И снега скрип под обувью моей,

Во сне хочу в России я остаться,

Там девушки на свете всех милей.

Могилы там моих ушедших предков,

Там русский дух и Волга вдаль течет,

И широта души встречается нередко,

Назад меня в Россию так влечет.

11 сентября 2003 года, 21:41, день 191.

 2 года назад в Нью-Йорке взорвали близнецы....

 Неделька выпала напряженная.  На днях отправляю Ферела в Геманию в госпиталь – у него аллергическая реакция неизвестно на что, все распухает, руки, ноги, лицо, язык и т.д.  Жалко парня.  Хороший солдат.

 Мне ве дружно пишут – родные, Оля, Аня.  Особенно интересно читать письма бабули – с ее российскими расказами.  Она видела Никиту, прислала его фото – как он вырос!

 С Олей я встречусь в Германии, а с Аней – в США, но жениться ни на ком не буду.  Встречаться – пожалуйста, но не жениться.  Хочу быть один.  В Россию точно съезжу, сколько лет не был.   Ну а пока служу.  Может осенью меня отправят в Германию, ну а пока всем родным говорю, что вернусь зимой, чтобы не подавать ложных надежд.

  Стало значительно прохладнее, особенно по утрам, когда делаем физкультуру.

  Илюха приезжал вчера, общались.  Их конвой попал в засаду, с ним все ОК, завалил там пвру иракцев.  У них в роте 2 раненых.  Илюха сам цел.

17 Сентября 2003 08:11 День 197

Сегодня со сранья был тест по физкультуре. Его я сдал нормально. Вчера принимал тест у солдат. Сегдня нас в 6:12 обстреляли из миномётов прямо перед тестом по физкультуре.

19:40

Сегодня я сделал 80 отжиманий, 60 sit-ups, пробежал 2 мили за 14:40. Я обычно сдаю лучше. Сейчас мы на войне. Целый день болтался за рулём Хаммера, договаривался, утрясал всякие вопросы. Сегодня заглох грузовик. Пришлось его отбуксировать. Скоро мы переезжаем в очередной раз из Victory Camp в аэропорт. Нас переводят в 55й батальон первой танковой дивизии. Когда домой - непонятно. Надеюсь, что в ноябре. На счету 3 штуки баксов. Никому ничего не должен. И с Аней, и с Олей решил расстаться.

            Признания в любви мне кажутся смешными,

            Быть может я циничным просто стал.

            Все клятвы верности, мне видится - фальшивы,

            А может быть, немного я устал.

            Придёт ведь день, забудете меня вы,

            Найдёте более достойных или богатых.

            Любить меня не стоит - вы не правы.

            Быть лучше одиноким, чем рогатым.

            И я один. Быть может чуть тоскливо,

            Быть может, тяжелее и ненастней.

            Не обжигает сердце моё страстью.

            Прощайте, до свидания, счастливо.

            Почти мне всё равно - встречаюсь с вами

            Иль в одиночестве в казарме водку пью,

            Друг с другом мы не спаяны сердцами.

            И я один. Опять я повторю.

           

 Отправил вчера бойца (Фэрела) в Германию, в госпиталь. Жалко, хороший солдат. Сегодня день рождения моей мамы - 50 лет. Послал открытку, email, а также посылочку с серебряными арабскими украшениями. Их я купил у иракцев на базаре. Бабуля пишет, что в России бардак и бедность.

20 сентября 2003 22:38 День 200

Скоро нас переводят в родной 55й батальон. На следующей неделе будем в очередной раз переезжать. Сегодня вечером смотрели фильмы, комедии. Это отвлекает от окружающей действительности. Иногда появляются бредовые идеи. Может, после дембеля с месяц покататься по США. Из Нью-Йорка доехать до западного побережья США, Лос-Анджелес, Сиетл. Посмотрим. Очень соскучился по женской ласке.

3 октября 2003 21:26 День 213

Много чего произошло. Ферел улетел в Германию. Распухло полморды. Аллергия на что-то. Мы переехали в район аэропорта. Сейчас живём в палатке. С Илюхой видимся чаще. В него иногда стреляют. В нас тоже. Мы всё так же занимаемся почтой, только сейчас для первой танковой дивизии.  Меня убрали с позиции замкомвзвда. Слава Богу, теперь я опять командир отделения. Меньше забот. Новости из Нью Джерси: Аня ушла от моих родителей в неизвестном направлении. Они её собирались отправить в Россию. Она таким образом решила остаться в США. Наверное, на Брайтон поехала. Надеюсь, что в проститутки не пойдёт. Она пытается устроить свою судьбу. Ну что ж, удачи ей. Хотя она меня определённым образом использовала. У каждого своя дорога. С Олей я всё ещё переписываюсь. Но любви у меня к ней нет. Она мне нравится, как человек. Есть некоторые хорошие воспоминания. Но вот и всё. Может я с ней всё ещё повстречаюсь, если она захочет, но жениться и в США привозить не буду. Интересная у меня жизнь. Романы писать можно

или мыльные оперы снимать. В Германию мы должны отправляться в ноябре. Поверю, когда буду в самолёте. Оливер и Блензол добровльно остаются здесь на год. В связи с этим их отправили в двухнедельный отпуск.                          

8 октября 2003 19:03 День 218

Неужели уже 218 дней прошло?! Через 2-3 дня мы опять должны уезжать. Ладно хоть недалеко. В окрестности аэропорта. Это, по-моему, наш 12 переезд с начала марта. Переедем. Несколько дней назад перевели часы. Сейчас темнеет уже в 18 часов. Стало попрохладнее. Сегодня у меня ночное дежурство: охраняю почту. Рядом с нами работают гражданские контрактники. Тоже разгружают почту. У них зарплата $6,800 в месяц. Контракт на год Каждые 4 месяца отпуск 2 недели. Может, мне стоит этим заняться после армии? Вполне реально отложить тысяч 60-70 за год. Компания называется KBR. Юлька (Илюхина подруга) пишет мне какие-то бредовые письма. Что-то они там с Олей не поделили. Я с Олей буду разбегеться, как вернусь. Потом дембель. Потом у родителей поживу с месяц. А потом ... ещё не решил. Толи контракт с KBR, толи колледж, толи идти в полицию, или ехать в Сиетл? Там квартира и страховка дешевле. А ещё там есть Соня. Мы друг другу пишем письма, правда, не очень часто. Но Вашингтон далеко. Бабуля уже старенькая. Звонил сегодня в Америку, сказал, чтоб насчёт Ани не расстраивались.

12 октября 2003 16:10 День 222

Два дня назад я сказал  Молине достать виски. Он достал литр. Мы его выпили вдвоём и сильно нажрались. Не пил 7 месяцев. На следующее утро была фискультура в 5:30 утра. Еле отбегал. Целый день мучился с похмелья. Вчера опять меняли дислокацию. Оля мне часто пишет. Но мне совершенно неинтересно читать её письма. Абсолютно ничего не чувствую по отношению к ней, кроме лёгкого чувства вины. Последнее время часто снится Соня. Я ведь её 2 года не видел. Она мне пишет иногда. Может, действительно стоит уехать в Вашингтон? Устал я от больших городов. Настроение нормальное. Служба задолбала, конечно, но в целом всё хорошо. Надо заметить, что служить стало  легче, чем в начале. Нагрузки поменьше, погода получше, да и адаптировались. Сегодня даже было облачно. Облака. Давно я их не видел.

20 октября 2003 22:12 День 213

Молина, Тревино и Фуентес скоро должны отправляться домой - через 2-3 недели. завтра они начинают оформлять бумаги. Меня задерживают. Служба идёт, как обычно. Сегодня очередное ночное дежурство. В армии очень много тупых уродов. Почти всё делается через задницу наотмашь. Много бардака. Но почему-то считается, что американская армия - самая лучшая в мире. Подумываю после армии пойти в KBR, заработать денег. Начал заводить контакты. Надоело считать копейки. Хочется, чтобы в банке лежало тысяч сто. Мне бы их года на 3-4 учёбы хватило. Оля шлёт мне много писем, я редко отвечаю. Она волнуется, спрашивает, что случилось. А я просто ничего не чувсвую. Но об этом я ей не могу же писать. Приеду в Германию, разберёмся. Погода в Багдаде стала получше, прохладнее. Соскучился по мирной жизни и гражданской одежде. По нчам нас обычно обстреливают из миномётов.

           

            Под утро следующего дня.

            Глухая ночь, Багдад, Ирак.

            Опять на страже я ночной.

            Здесь 8 месяцев я как.

            Всё надоело - волком вой...

            Я сам с собой общаюсь много.

            К терпению опять взываю.

            Ещё чуть-чуть, ещё немного.

            Об этом я в ночи мечтаю.

            Всю жизнь меня по свету носит

            Судьбы моей кривая поступь.

            То в континент иной забросит,

            Богатым делает, то босым.

            А я мечусь во тьме желаний,

            В спиралях вихрей, передряг,

            В улыбках встреч, в слезах прощаний,

            Несусь куда-то кое-как.

            Так моя жизнь - чадящий факел,

            Стреляющий во тьме искрой.

            Чуть заблдившийся во мраке.

            Я не люблю тебя, покой.

            Пока страдаю, значит жив я.

            Так будем, будем продолжать

            Неведомо куда стремиться

            И непонятно что искать!

30 октября 2003 7:29 День 240

Начался Рамадан. Последние 3 дня нашу базу постоянно атакуют. Взрывают машины и обстреливают из миномётов. Стало прохладно. Дня 3 назад приснилось, что Лёха Сумин погиб. Родители и Оля прислали по посылке. Ждём отправки домой. Конец ноября - начало декабря предположительно.

 2 ноября 2003 20:17 День 243

Хреновые дни. Всвязи с миномётными обстрелами нам запретили  появляться в палатках, где мы живём. Спим сейчас в здании штаба батальона. В тесноте. Удалось поспать 2 часа за двое суток. Прошлой ночью был на ночном дежурстве. Сегодня утром рядовой первого класса Блензел потерял автомат. Полдня бегали, искали. Слава Богу, нашли. У Блензела сейчас большие проблемы. Я и лейтенант рекомендовали его на 15 -ю статью военного трибунала. Он того заслуживает. Сегодня видел Илюху. Он скоро должен лететь в Германию. Он доволен. Наша замена прилетела пару дней назад. Старший сержант Мореро, 8 солдат и молоденькая лейтенантка. Сегодня сбили наш вертолёт. Много раненых. Двое погибших из

нашей роты. Нашу базу постоянно обстреливают, поэтому нам запретили жить в палатках. Мы их долны обложить мешками с песком. 3000 мешков на палатку. Но это процесс долгий, т.к. помимо этого нам нужно выполнять повседневные обязанности. Всё задолбало. Терпение, терпение, терпение.

7 ноября 2003 22:49 День 248

Все эти дни таскаем мешки с песком, укладываем палатки. Немного устал. Ждём отправки в Германию. Наша смена уже здесь. Сегодня ночью у меня опять дежурство. Это неплохо. Вчера ночью получилось позвонить в Америку. У них всё в порядке. Соскучился. Надо держаться. Тревино на днях отмочил нелепую штуку. Получил за это по зубам от одного солдата и выговор от начальства.

14 ноября 2003 18:51 День 255

В Багдаде стало значительно прохладнее. Утром была физкультура в 5:30 утра. Пробежали 3 мили. Вчера нас интенсивно обстреливали из миномётов. Ничего нового. Врубили Блензелу 15 статью за халатное отношение к оружию. Но в звании мы его не понизили, а только дали 10 дней нарядов и денежный штраф. Пожалел я его, дурака, он ходит счастливый. У меня с ним сегодня дежурство. Судя по всему, я и ещё четверо солдат скоро полетим в тыл. Надеюсь, что нас не собьют по дороге. Я даже и не ожидал. что день отправки домой наступит когда-нибудь. Мы уже здесь восемь с половиной месяцев. Неделю никому не пишу и не звоню. Не было настроения, затаился. Илюха Братман должен лететь 24 ноября. Надеюсь, что у него получится улететь. Он уже несколько раз попадал в засады, в него стреляли. Да  и он сам замочил пару иракцев. Я же в последний раз попадал в переделку в июле (тьфу-тьфу-тьфу), ну а миномётные обстрелы просто обыденными кажутся. Наша лейтенантка улетела и даже не попрощалась с остатками нашего взвода, сука. Зато ей на смену прилетела другая лейтенантка, новенькая. Только что из West Point. Симпатичная девица 24 лет от роду. Учил её вчера вечером играть в шахматы тет-атет, также русскому языку. Успокаивал её по поводу обстрелов. Она ещё не привыкла. По утрам мы с ней бегаем вместе. Хорошая девочка.

24 ноября 2003 18:59 Германия.

Позавчера прилетел в Германию. Провёл в пустыне 263 дня. Сейчас пытаюсь адаптироваться. Очень не просто. Виделся с Ольгой. Провёл с ней 2 дня. Но больше не могу её видеть. Уехал жить в Илюхину казарму. Надо будет на днях заехать забрать вещи у Оли. В Германию добирался очень тяжело и плохо. Сначала пришлось лететь в Кувейт. Двое суток ждал борта в Багдаде, сутки в Кувейте. Летели на грузопасажирском самолёте С-130. С цинковым гробом под флагом. Гроб стоял в метре от моих ботинок. Летели в полной боевой выкладке. Очень скучаю по Марие, по Ираку, по войне. Многое злит из окружаюшего. Пытаюсь привыкать. Дневник заканчиваю. Родители очень довольны.  

 

 

My dear younger brother Sergey, hello!

I am writing this letter today to enlighten you about my journey in a hot, scorching country which happened some time ago. It has been a while, but the memory of those days is still alive in my heart and my soul. I think it will useful for you to know what happened back in those days. Ahoy!

Back then I was stationed in a place called Germany, a beautiful country of the Old World.  The historic wars of that world seemed noting more than that – history studied by students in a peaceful land of castles, beer and well-fed people. Our unit was there and we enjoyed our through training exercises. Ahoy!

But the orders came down from above suddenly as they do, and we started preparing for a possible war in unknown and uncharted country.  We did not know much, but were ready to fight. Ahoy!

And then the day came. We left our homes and barracks for the mysterious quest; we were scared and exited and happy to leave. Ahoy!

My brother, the road was long and it took us some time just to get to that distant region; machine and the warrior were tired alike, but spirit was burning inside. Ahoy!

That desert was as barren as the Old World was luscious, and scorpions, camel spiders, thirst, foreign food and the heat from a scorching sunshine surrounded us every minute of every second of every day. Ahoy!

The fight then broke out and our long cohorts snaked through the night desert into the Empire controlled by a brutal dictator – the king we sought to depose.  And night became a day lit up by the hissing fire of rockets and bullets. Ahoy!

We were moving forward; our fighters were falling and couldn't get up. Their families later received dreadful notes, and their names were published in newspapers of toms dotted by yellow-ribboned trees. Ahoy!  

My brother, we were not alone; coalition partners supported the mission and that was helpful and good.  But "friendly fire" too was taking its cost, and people continued were falling. Ahoy!

I was just hoping that one day it would all be over and I would get back home to my mother and family. The value of life and the meaning of things changed its worth and I longed for simple things like water, and food, and the shoulder of a comrade, the silence of a moment, and the cleanness of clothes. Ahoy!

My brother, adventure builds character as long as you do not break apart – and there are many chances for it to shatter; as long as your soul is anchored to something you love - like parents and family. Ahoy!

Steel beasts were all fighting, and air was full of raging flying steel pieces; the thunder was echoing for leagues and people were fighting like there would be no tomorrow at all. Ahoy!

My brother, the heat of the battle was pounding in our very hearts; the smoke was covering skies and we did not know which one of us would make it and who would not.  For several warriors it was preferable to die than be crippled for the rest of his life; and some wounded were praying for death; for those who fought, they were praying and saying their spouses, kids, and parents' names... Ahoy!

Eventually, the major battles were ended, the fights completed, “the enemy” defeated.  But everything was torn apart; the whole country was broken in pieces, the bridges and buildings and temples were blown, the rivers were dirty and alone hunger was coming for survivors – men and women and children with dark skin and desperate eyes. The warriors were exhausted, but happy to still be alive. Ahoy!

My brother, my quest was not over. We were staying there on torn soil for a very, very, very long time. We built our shelters, we found some water, and we were working to exhaustion every day. Sweaty and dirty and tired.  The local population was fighting us randomly and sporadically, and the nights were often dangerous. The rockets were flying again. Hard, perilous work every day was our reality, and we missed our homes and the loved ones. The mail was delivered and it was so pleasant when someone remembered you – it played some kind of magical role and served as refreshment for the warriors’ souls. Ahoy!

One day followed the next.  The weather was hot, no rain was coming down, the Sun was boiling, and it was hard to breathe in the heavy body armor.  Only during night time did it feel a little better; a little lighter. The moon was huge I felt like I can almost touch it and put it in my duffle bag. Ahoy!

My brother, I was counting day after day; I was counting week after week; I was counting month after month… My prayers were: “please don't let me count the years in this region.” The time was going so slowly, like water in a stagnant river, and we were hoping to get back home one day. But we all learned to be patient and to face life day by day. The day could be always worse than it is right now, my brother, and appreciation of what we have is the key to the balanced soul. Ahoy!

Friendship were nourishing, comradery grown, and we all supported each other; no one could survive on his or her own; the teamwork was gold and we all trusted each other and helped each other out in different situations. Ahoy!

And finally the time for me to go back was there, the time I thought would never come. I shook my friends’ hands and we said our farewells. I felt guilty that I was leaving, but my time was up. Ahoy!

My brother, the journey back was long and painful. I was on a steel bird with a coffin of a fallen hero, but the turbulence shook the bird regardless, and the rockets flew by. I made it back to the country of Germany, though. My lovely family would see me soon! Ahoy!

I turned in my weapon, and felt naked.  When you spend month after long month with your firearm, when you sleep, eat, walk, run, and travel with your weapon, it becomes a part of you.  It receives a name which I cannot disclose. No one can disclose.  Ahoy!

I came back to New Jersey, I hugged my mother and a family, and I felt like the journey was over;  peace and quiet.  But, alas, I was already missing it. I missed the danger and the challenges of war... Ahoy!

Ahoy! Ahoy! Ahoy!

 

А я хочу любить!

А я хочу любить, а не играться,

Нелепо мне, когда just having fun,

Любить одну, лишь с нею наслаждаться,

Хотя любовь лишь сладостный дурман..

Я девушкам так сильно открываюсь,

Хоть знаю, что циничным надо быть,

Понты кидать, словами развлекаясь,

Крутить, гулять, про совесть позабыть.

Когда ты слишком честен - бьют не хило,

Рубцы на сердце кровью запеклись,

Жестоким нужно быть - отнюдь не милым,

А соблазнив, немедля отрекись.

Любовь - лишь поединок двух созданий,

В сердечной, то ли в девственной крови,

Борьба инстинктов и охотничьих познаний,

Но все же не могу я без любви !

9 Apr 04

Быть может


Быть может я остался на войне,
А что сейчас - всего лишь бред предсмертный,
Свинец в груди, лежу я на спине,
Песок кругом, пустыни жар рассветный.....

Весна 2004 года, Нью-Йорк.

Под утро следующего дня.

Глухая ночь, Багдад, Ирак.

Опять на страже я ночной.

Здесь восемь месяцев я как.

Всё надоело - волком вой...

Я сам с собой общаюсь много.

К терпению опять взываю.

Ещё чуть-чуть, ещё немного.

Об этом я в ночи мечтаю.

Всю жизнь меня по свету носит

Судьбы моей кривая поступь.

То в континент иной забросит,

Богатым делает, то босым.

А я мечусь во тьме желаний,

В спиралях вихрей, передряг,

В улыбках встреч, в слезах прощаний,

Несусь куда-то кое-как.

Так моя жизнь - чадящий факел,

Стреляющий во тьме искрой.

Чуть заблудившийся во мраке.

Я не люблю тебя, покой.

Пока страдаю, значит жив я.

Так будем, будем продолжать

Неведомо куда стремиться

И непонятно что искать!

Ноябрь 2003 года

Двенадцать стран

Двенадцать стран я обошел или объехал,

Кой-где я с автоматом побывал,

По небу я летал, по полю пехом,

Страдал, любил, бежал или искал.

Наверно мне пора определиться,

Что делать мне уже и где мне жить,

И надо бы на что-нибудь решиться,

У Гамлета быть может мне спросить?

Мне белые березы ночью снятся,

И снега скрип под обувью моей,

Во сне хочу в России я остаться,

Там девушки на свете всех милей.

Могилы там моих ушедших предков,

Там русский дух и Волга вдаль течет,

И широта души встречается нередко,

Назад меня в Россию так влечет.

Октябрь 2003 года.

Сентябрьские мотивы

Признания в любви мне кажутся смешными,
Быть может я циничным просто стал,
Все клятвы верности, мне видятся - фальшивы,
А может быть немного я устал..

Придет ведь день - забудете меня вы,
Найдете более достойных иль богатых,
Любить меня не стоит - вы не правы,
Быть лучше одиноким, чем рогатым.


А я - один. Быть может чуть тоскливо,
Быть может тяжелее и ненастней,
Не обжигает сердце мое страстью,
Прощайте, до свидания, счастливо..

Почти мне все равно - встречаюсь ль с вами
Иль в одиночестве в казарме водку пью,
Друг с другом мы не спаяны сердцами,
И я - один, опять я повторю.

Сентябрь 2003

О Господи, как долог путь домой.

О Господи, как долог путь домой,

Как много миль прошел я с автоматом,

Чужие небеса с чужой луной

Не рады иноземному солдату.

Жара здесь добивает нас,

И мухи тучами роятся в полдень знойный,

Чужбина – как старуха без прикрас,

Но дома ждут, меня то успокоит.

Гражданские ночами снятся сны,

Но сколько месяцев прошло уже с той даты,

Когда ушел я в первый день весны,

С тех пор я сплю лишь с автоматом.

Я не могу дождаться того дня,

Когда вернусь, хоть осенью, зимой,

Любимая, уж ты дождись меня,

О Господи, как долог путь домой!

20 мая 2003 года, Ирак.

Отправимся.

Быть может скоро мы отправимся куда-то,

Туда, где жарко даже и зимой,

Отнюдь пойдем не парусной регатой,

Пошлют туда нас с миссией другой.

И если так случится в жизни нашей,

Дождись меня, любимая моя,

Твоя любовь и верность мне так важны,

А*****ка, я так люблю тебя.

22 сентября 2002 года, Висбаден, Германия.

Надо.

Пищит опять будильник на часах,

Рывком сдираешь с тела одеяло,

И новый день опять в твоих глазах,

Почти рассвет – и это дня начало.

Я ненавижу утром так вставать,

Но встанешь снова – рано ли, не рано,

Ведь армия заставит понимать

Значение простого слова «надо».

Когда бежишь пять миль ты на заре,

В висках стучит набат и в легких пламя воет,

И прошлое мерещется тебе,

А правое колено нудно ноет.

Да, армия – совсем не детский сад,

Но в армии становишься сильнее,

И входным, и отпуску ты рад,

И деньги платят – это веселее.

Ты знаешь – где-то там маманя ждет,

И что в Нью-Джерси будешь жданным гостем,

Быть может и любовь к тебе придет,

Когда-нибудь на жизни перекрестке.

Февраль 2002 года, Висбаден.

А я опять все в жизни поменял

А я опять все в жизни поменял,

Остались лишь родные и привычки,

Друзей немного – для души бальзам,

Да принципов привычные кавычки.

Мне жизнь дает возможность – все с начала,

Но я, увы, такой, какой уж есть,

Я отплываю от других причалов,

А стран и городов уже не перечесть.

Я не могу пустить надолго корни,

Хоть искренне желаю всей душой,

Мной ветер перемен играет вольный,

Не думаю, что жизни смысл – покой.

Так будем жить, любить, сражаться,

Не стоит задыхаться в тишине,

С любимой под луною целоваться;

Пока же – подождем во тьме.

Ведь жизнь – своеобразные весы,

Иль маятник – сказать точнее можно,

То битва, то покой; стучат часы,

И ночью иногда тревожно.

Во всем нужна крупица меры,

Я это только начал понимать,

Еще нужна частица веры,

В себя – и стоит продолжать!

24 января 2002 года, Wiesbaden, Germany.

В зеленой форме

В зеленой форме по казарме я хожу,

В зеленой форме на плацу я марширую,

Я что-то глубоко в душе своей ношу,

И это что-то я в стихи сейчас рифмую.

Мы добровольцы все- никто сюда не гнал,

Мы сами выбрали- сыграли, как сумели,

Суровых будней напряжения накал

Не все выносят - иль выносят еле-еле.

А где-то девушки не носят униформ.

Идут по улице, коленками сверкая,

И где-то по утрам нас не тревожит горн,

Сержантов нет, и жизнь совсем другая.

Но ничего, через горнило мы пройдем,

И будем сильными, мудрее, чище, выше;

Но по утрам, когда сержант орет "Подъем",

В глазах круги, и чуть-чуть клинит крышу.

Ну а во сне приходят те, кого любил,

Меня целуют и руками обнимают.

Девченки- на кого был зол я- вас простил,

Во сне я вас люблю и вспоминаю.

16 марта 2000 года, Форт Силл, Оклахома.

Я был когда-то дворником

Я был когда-то дворником,

Когда-то был студентом,

Я десять лет был школьником-

Года кружатся лентой.

Я был когда-то холостым,

Когда-то был женатым,

И каждый год был непростым,

Года летят куда-то.

Я бедным был и при деньгах,

Непьющим был и пьяным,

Все дни мои шуршат в стихах-

Тропинкою в бурьяне.

Я сыном был и был отцом,

Был маленьким, был взрослым,

Был пахарем и был жнецом,

Я добрым был и был несносным.

Любил я страстно и безумно,

А также ненавидеть мог,

Душа летала неразумно-

Всем сущим управляет рок.

В зеленой форме нынче я-

Все разом снова изменилось,

Куда ведет меня судьба?

Но перспектива появилась!

30 марта 2000 года, Форт Силл, Оклахома.

Почти закончилась весна

Почти закончилась весна,

И в Южной Каролине жарко,

Зеленой формы теснота,

А небо синее так ярко.

Хочу взлететь, уплыть, умчаться,

Туда, в страну моей мечты,

Любви там нити не порваться,

Там распускаются цветы.

Все, что мечталось мне холодными ночами,

Там все сбылось, и был я счастлив там.

Там женщины мои не изменяли,

Гармония, покой и счастье там.

Но это все фантазии пустые,

Прекрасно понимаю это я.

Ведь жить, сражаться, побеждать нам в этом мире;

Но помечтать охота иногда.

23 мая 2000 года, Форт Силл, Оклахома.

Зачем-то...

Зачем-то вспомнилась сегодня моя бывшая жена,

И girlfriend моя бывшая живет в глубинах сердца.

Мой сын растет в России без отца,

Я в армии сейчас- не знаю лучше места.

25 мая 2000 года, Форт Силл, Оклахома

Внутри меня

Внутри меня живет огонь,

Упрямый дух и неспокойный,

Не добрый он и он не злой,

Так бесконечно-беспокойный.

Что не было бы  у меня,

Все время он зовет и манит,

Куда-то в дальние края,

Бывает так, что и обманет.

Счастливым делает на миг,

Достигнув цели – дальней? Близкой?

Но беспокойства темный лик

Зовет куда-то смутным риском.

Когда спокойно жизнь идет,

Он недоволен этим очень,

Он мысли вдаль мои влечет

Под ветренным покровом ночи.

Скиталец духа вечный он,

Огонь души, порыв стремленья.

Куда? Зачем он устремлен

Всю жизнь и каждое мгновенье?

1 июня 1997 года, Бруклин, Нью-Йорк.

Моим юности друзьям.

Листок бумаги – белый, чистый,

Америка, Нью-Йорк и ночь,

А в голове – обрывки бренных мыслей,

Душа моя галопом мчится прочь.

В Казань, домой – я прошлым тяжко болен,

Летят чредой недели и года,

А пршлому лишь памяти довольно,

Оно исчезло навсегда.

Когда-то были мы другими –

Наивнее, моложе и честней,

Но никогда не будем мы такими –

Исчезло все в широкой толще дней.

Да, мы остались – но другие,

Нас раскидала всех судьба,

Но прошлое живет в нас ныне,

Оно исчезнет лишь тогда,

Когда исчезнем мы, но все же,

Мы будем радоваться жить,

Пускай бегут года – быть может

Удастся вместе нам побыть !

16 мая 1997 года, Бруклин, Нью-Йорк.

А помните, мы с Вами в Петербурге…

А помните, мы с Вами в Петербурге,

В далеком том тринадцатом году,

По Невскому гуляли и в восторге

Предсказывали будущнось свою.

Я князем русским был, а Вы - графиней,

Вы взяли нежно под руку меня,

И наших чувств бурлящая стихия

Кружила головы, неведомым маня...

Звенели шпоры, Вы мне улыбались,

Я перед Вами на колени пал,

И поцелуем Вашей ручки наслаждался,

Нас сумрак белой ночи укрывал..

Наивные, о счастье мы мечтали,

А я погиб в начале той войны,

Что Первой Мировой потом назвали,

На рубежах родной своей страны..

Что было с Вами я, увы , не знаю,

На переломе мы исчезли бытия,

От пули на рассвете умирая,

Хотел я, чтоб Вы помнили меня..

7 июля 1993 года, Казань.

Рожден в конце двадцатого я века

Рожден в конце двадцатого я века,

Но дух мой век другой формировал,

Времен он юности кровавой человека,

Я жил тогда – страдал, любил, искал.

Тогда царил у нас закон суровый –

Закон жестокости и битвы до конца,

И сострадание смягчало лишь порою

Огнем и кровью распаленные сердца.

Мы жили мало, рано умирали,

Сраженные железом иль чумой,

Но залпом кубок жизни выпивали,

Не скованные старости зимой.

В моментах между битв и развлечении

Любил над смыслом жизни размышлять,

Над бренностью земных всех увлечений,

Но нет, я не хотел их все ж терять!

И снова в бой летел я оживленно,

И в страх бросал толпу своих врагов,

В глазницы Смерти я смотрел полувлюбленно,

Хотел я жить, но к смерти был готов.

Я пировал в могучем замке нашем,

В сиянии оплывшихся свечей,

И в ярости мгновенной был я страшен,

И нежен в тихом сумраке ночей.

**

19 марта 1993 года, Казань.

Моей погибшей любви

На хороводе пьяных вечеринок

Мне чудится за ретушью твой лик,

И я сижу один, как в келье инок,

Когда кругом меня веселья пик.

И в ночь уходит серый дым

Десятков мной сожженных сигарет.

Конец. Я не люблю тебя.  Угас мой пыл.
Я шлю тебе прощальный свой привет.

И пью как воду водку я

Хоть знаю, что забвенья не найду,

Пока я новой страстью не взорвусь

Депрессия врядли оставит меня.

11 июня 1993 года, Казань.

Осень, ветер

Осень, ветер, дождь по крышам,

Серой мутью небо рвет,

Но моя душа все выше,

Ведь ее любовь несет.

Думал я – ее убили,

Что сожгла она себя,

Но минуло время, ныне

Я люблю уж не тебя.

Я люблю теперь другую,

Мне она – надежный друг,

И любовию иною,

И другой уж сердца стук.

18 октября 1993 года, Казань.

Начало сентября.

Начало сентября.  Дни теплые стоят,

Но лето кончилось, и желтый лист слетает,

Да облака в бездонной вышине парят,

Осенний ветер между стен летает.

Минуло лето, скоротечно, быстро,

Чредою дней, событий и людей,

И в записях моих обрывки мыслей,

Душа к любви стремится все сильней.

А может не к любви, быть может....

Сам не знаю.  Я без стремленья выжить не смогу!

Пускай потоки дум мое сознанье гложут,

Себе же этим самым помогу.

Ведь жизнь – война, война с людьми, с природой,

У человека право лишь на смерть,

Он если слаб и к жизни не способен,

Любовь – вот жизни круговерть.

5 сентября 1992 года, Казань.

Мой сон.

Летит мой дух во тьме ночной,

Вокруг созвездия мелькают,

И звездный ветер золотой

Песчинками во тьме сверкает.

Вот тьма развеялась, мой дух

К чему-то яркому стремиться,

И звуков райских полон слух,

Все начинает вдруг светиться..

Блаженство вещее во мне,

Все чувства разом обострились,

И все – во мне, и я – в себе,

Увы!  Все это только снилось..

15 сентября 1992 года, Казань.

Зачем?

Осень дошла до своей середины,

Дождь потихоньку идет за окном,

День освещает жизни картину,

А все-таки, что же потом?

Грядущее скрыто во мраке от нас,

Живем мы мгновением бренным,

И жизни короткой летит тарантас

Вперед и вперед по вселенным.

Что будет – не знаю, сейчас – ерунда,

Мой дух в оболчке таится,

Я думаю, знать мне наверно пора

Зачем я на свет появился.

7 октября 1992 года, Казань.

Я жил всегда

Я жил всегда и буду жить всевечно,

Я жил в мильенах разных тел,

И умирал я бесконечно,

Страдал, любил, искал, терпел.

Пишу рукою бренною поэта,

Я воплощен в него сейчас,

Умрет и он в забвенье где-то,

Останусь я – столетий вальс.

9 ноября 1992 года, Казань.

9/11

Я помню – был сентябрь и было ясно,

В Нью-Йорк тогда я только прилетел,

И я поднялся на вершину этой башни,

Манхэтен, Бруклин сверху осмотрел.

В Манхэтене ползли такси жуками,

Весь полуостров зданиями рос,

Свобода и мечта меня переполняли,

Так ветер перемен меня унес..

Потом года летели лентой пестрой,

В двухтысячном я в армию пошел,

В начале было очень все непросто,

Но подготовку (как и все) и я прошел.

И по стране потом меня бросало –

Я в Оклахоме, в Каролине побывал,

Но часто мою душу согревало,

Что есть Нью-Йорк – такой, какой я знал.

Я позже оказался в Вашингтоне,

Все было тихо, мирно – тишина,

Во вторник нас подняли по тревоге,

Нью-Йорк в огне, и, кажется – война.

Мы новости смотрели, зубы сжавши,

Домой, в Нью-Йорк в то утро позвонил,

Семья, друзья – все живы, но ужастно

Меня их голос скорбный поразил.

Войска готовы к бою, злость пылает,

И добровольцы в очередь стоят,

И каждый отомстить за смерть желает,

А ненависть и кровь в глазах горят.

Ну а я, а я почистил пулемет,

И джипы наши топливом заправил,

Ведь скоро наше времечко придет,

И недругам своим мозги мы вправим.

Плохой все ж христианин из меня,

Вторую щеку подставлять не будем,

Так пусть горит у террористов их земля,

И будь что будет – нас Господь рассудит.

19 сентября 2001 года, форт Луис, Вашингтон.

Я рад.

Осенним тихим ветром

Полна душа моя,

И солнышко сквозь ветки

Мне прыгнуло в глаза,

Я рад, что солнце светит,

Я рад, что я – живой,

Я верю – мама встретит

Когда вернусь домой.

Я верю в теплый вечер

Звенящею весной,

Любовь свою я встречу,

Что встречусь я с тобой.

2001 год.

Как жаль, что миновали времена

Как жаль, что миновали времена,

Когда предательство и ложь карались сталью,

И для мужчин была реальностью война,

Для женщин верность и любовь манили далью.

Тогда отважен если ты и дух твой закален-

Добиться мог всего, чего желаешь.

Ты к женщние проложишь путь мечом,

Ты на дуэли всяких лишних убиваешь.

Прямей, грубей, честней намного было,

И, если путь мне враг перебежал-

Рассудит нас тогда холодная могила-

Я б злости много в сердце не держал.

И клятвы, и слова давались бы подумав,

Ведь коль солжешь - придется отвечать.

И, если слово дал- не мог ты вдруг раздумать.

***************************************

24 июля 2000 года, Форт Луис, Вашингтон

Таких, как я! (Песня)

Таких, как я, не держат в квартирах,

Таким, как я, не отдаются в кровати,

Таким, как я – космические дыры,

И часто девки задирают сами платья.

Припев

Летали над Атлантикой глубокой,

Сапог песок Аравии топтал,

Из Волги пили воду мы широкой,

Я на Луне еще не побывал !

Таким, как я – порывы вдохновенья,

Таких, как я – всегда по жизни носит,

Таким, как я – с похмелья пробужденье,

И ты не помнишь, что за имя она носит….

Таким, как я – дороги бесконечья,

Таких, как я – убьет когда-то пуля,

Таких, как я – послали в Междуречье,

Таким, как я – какая еще доля?

Октябрь 2004 г. Самолет над Атлантикой.

Я помню - был сентябрь и было ясно,
В Нью-Йорк тогда я только прилетел,
И я поднялся на на вершину этой башни,
Манхэттен, Бруклин сверху осмотрел.

В Манхэттене ползли такси жуками,
Весь полуостров зданиями рос,
Свобода и мечта меня переполняли,
Так ветер перемен меня унес...

Потом года летели лентой пестрой,
В двухтысячном я в армию пошел,
В начале было очень все непросто,
Но подготовку - как и все - и я прошел.

И по стране потом меня бросало -
Я в Оклахоме, в Каролине побывал,
Но часто мою душу согревало,
Что есть Нью-Йорк - такой, какой я знал.

Я позже оказался в Вашингтоне,
Все было тихо, мирно - тишина,
Во вторник нас подняли по тревоге,
Нью-Йорк в огне и, кажется - война.

Мы новости смотрели, зубы сжавши,
Домой, в Нью-Йорк в то утро позвонил,
Семья, друзья - все живы, но ужастно
Меня их голос скорбный поразил.

Войска готовы к бою, злость пылает,
И добровольцы в очередь стоят,
И каждый отомстить за смерть желает,
А ненависть и кровь в глазах горят.

Ну а я, а я почистил пулемет,
И джипы наши топливом заправил,
Ведь скоро наше времечко придет,
И недругам своим мозги мы вправим.

Плохой все ж христианин из меня,
Вторую щеку подставлять не будем,
Так пусть горит у террористов их земля -
И будь что будет - нас Господь рассудит.

9/11/2001

20120828, Баграм.

Я долго жду борта в Кабул,

На пару дней застрял в Баграме,

Сегодня ночью ветер дул,

Играя куцыми ветвями.

Опять на мне пятнистая расцветка,

Опять со мною рядом автомат,

Бронежилет на мне одет нередко,

И каска темя давит, я – солдат.

Оставив вдалеке жену и сына,

Родных и близких, мирные дела,

Свой дом, все то, что сердцу мИло..

Я прИбыл, что ж привет, война.

 

 

 

 

     

           

      

Oops! This site has expired.

If you are the site owner, please renew your premium subscription or contact support.